М. Искандаров: «Амнистию или прощения просят виновные».

Прошло ровно десять лет, как в Москве по запросу правоохранительных органов Таджикистана был задержан экс-глава Демократической партии Махмадрузи Искандаров. Позже, в октябре 2005 года, он был приговорен к 23 годам лишения свободы. Искандаров до сих пор уверен в своей невиновности, но не надеется на справедливый суд. Месяц назад на свободу вышел один из сокамерников М.Искандарова. С бывшим полевым командиром освободившийся провел последние два года.

9 декабря 2004 года в Москве по запросу Генеральной прокуратуры Таджикистана был задержан экс-глава ГУП «Таджикгаз», лидер Демократической партии, бывший полевой командир Объединенной таджикской оппозиции Махмадрузи Искандаров.

11 декабря Генеральный прокурор республики Бободжон Бобохонов сообщил, что М.Искандарову предъявлено обвинение в терроризме, незаконном хранении оружия, покушении на убийство, хищении государственных средств в особо крупных размерах, злоупотреблении служебным положением. В октябре 2005 года Искандаров был приговорен к 23 годам лишения свободы.

Месяц назад на свободу вышел один из сокамерников Махмадрузи Искандарова. «АП» удалось связаться и поговорить с бывшим заключённым на условиях анонимности. Мирзо Асадов (имя изменено) провел рядом с Искандаровым последние два с половиной года.

- В свое время соратники очень уважали Искандарова. Кто он теперь, нынешний Искандаров?

- Искандаров и в камере остался раисом. Все относятся к нему уважительно, и для всех там он раис. Там, где сейчас сидит Искандаров, нет случайных людей. С ним сидят бывшие сотрудники ГКНБ, силовых структур и военные. Но и они обращаются к нему как к раису. Даже сотрудники тюрьмы, хотя и не называют его «раис», обращаясь исключительно по фамилии, относятся к нему уважительно. Махмадрузи там организовал мини-цех резьбы по дереву (кандакори). Там с ним работают еще десять человек. В цеху у него даже есть свои ученики. Вообще, раис старается помогать другим, особенно заключённым из отдалённых районов.

- То есть и в тюрьме он остается той же уважаемой личностью, что и на свободе?

- Да, на все сто процентов.

- Искандаров в тюрьме уже более девяти лет. Вспоминает ли он о своём прошлом, что говорит о своём заключение?

- Конечно, он вспоминает своё прошлое. Все вспоминают, и он тоже. Но он до сих пор уверен в своей невиновности, он говорит, что его осудили незаконно. Насчет условий в заключении он не жалуется, говорит лишь о несправедливом суде.

- Изменились ли его привычки?

- Каждое утро два часа он занимается спортом. Читает много книг, газет и журналов, уже семь лет как бросил курить. Не пропускает молитву - как он сам говорит, хоть и был демократом и сторонником свободы, но молится с детства.

- А что он говорит о политической ситуации в стране?

- О своём мнение по поводу политической ситуации в стране он напомнил в своём недавнем интервью одной из местных газет. Там он напомнил и о событиях в Хороге, и о многом другом. Искандаров не изменился, не изменилось его отношение к политике. Однажды, когда ещё была жива его мать, некоторые его «друзья» попросили мать обратиться с письмом к президенту и просить его об амнистировании Искандарова. Но Махмадрузи тогда сказал матери, если она хочет, чтобы он продолжал жить с гордо поднятой головой, не нужно никуда идти и никого просить. Таких предложений, как я знаю, поступало много, но он всем отказывал. Он всегда говорил, что прощают виновных, амнистию и прощения просит виновный, а невиновный никогда на это не пойдёт.

- Говорит ли Искандаров о том, что раньше сын и адвокаты всячески старались доказать его невиновность, обращались в разные международные инстанции, а сейчас все забросили?

- Да, он иногда вспоминал и об этом. Но говорил, что все без толку, даже когда международное сообщество выразило беспокойство, власти предпочли промолчать. Искандаров говорит, что продолжит борьбу за свою свободу тогда, когда почувствует и поверит в независимость и справедливость наших судов.

- Сожалел ли он о том, что вот так ушли десять лет жизни?

- Думаю, что нет. Да, он стал в тюрьме более сдержанным, не торопится делать выводы или принимать решения. Но его отношение к демократическим ценностям, свободе человека осталось прежним. Думаю, он даже стал более убежден в своей демократической позиции.

- Вы познакомились с Искандаровым в тюрьме?

- Нет, я знаю его с детства. Мы дальние родственники. Помню, когда первый раз увидел его, уже тогда понял, что он личность. С годами я в этом убедился.

- Как?

- Ну, сами понимаете, в тюрьме люди узнают себя и других по-настоящему. Это место, где ты узнаешь о человеке всё, о его хороших и плохих качествах. Кроме того, у нас там было много свободного времени для разговоров, долгих, душевных. И я убедился, что он личность, которая никогда не изменит своим принципам и своему слову.

- Часто ли его там навещают?

- К нему особое отношение, он под особым наблюдением, и поэтому его иногда ограничивают в свиданиях. Насколько мне известно, к нему пускают только сына и жену.

- А что он говорит о Демпартии, которую когда-то он объединил и возглавлял?

- Он сожалеет о том, что Демократическая партия стала очень слабой. Сожалеет о том, что потратил силы на объединение этой партии, но после него партию не смогли сохранить.

Исчезновение и приговор

Еще в декабре 2004 года после задержания Искандарова в Москве эксперты говорили о том, что дело в отношении бывшего главы «Таджикгаза» носит политический характер. Как писали тогда СМИ, только после того, как лидер Демпартии стал выступать в российской прессе с резкой критикой в адрес таджикских властей и объявил о своей готовности стать соперником действующего президента на предстоящих выборах, Душанбе обратился к российским властям с просьбой задержать оппозиционера. Что и было сделано. Но после почти четырехмесячного содержания в московском СИЗО российская прокуратура сочла невозможным экстрадировать Искандарова в Таджикистан, сославшись на поданное им заявление о предоставлении статуса беженца.

Через несколько дней после освобождения Искандаров был похищен в Москве и через неделю объявился в Душанбе, в СИЗО. Тогда Генеральная прокуратура предъявила ему обвинения в совершении ряда особо тяжких преступлений, в том числе в совершении террористических актов, незаконном обороте оружия и боеприпасов, хищениях в особо крупных размерах, создании и участии в незаконном вооружённом формировании.

2 августа 2005 года начался судебный процесс над М. Искандаровым. Некоторые эксперты предполагали, что этот судебный процесс будет длиться не менее года. Вопреки всем предсказаниям, 5 октября 2005 года судья Зафар Азизов зачитал приговор Махмудрузи Искандарову. Бывшего лидера Демократической партии Таджикистана, экс-главу «Таджикгаза» осудили на 23 года.

М. Искандаров о своём «исчезновении»

Позже экс-глава Демпартии Таджикистана с письмом обратился в Европейский суд по правам человека. Он писал, что 15 апреля 2005 года был похищен неизвестными людьми и во время своей отправки из России в Таджикистан он не слышал привычных для пассажирских самолетов шумов. М.Искандаров писал, что Россия, «передав» его Таджикистану, нарушила 3-й и 5-й пункт международной Конвенции по правам человека. Позже по этому поводу Анна Ставицкая, российский адвокат М.Искандарова, заявила, что перевод её подзащитного без участия российских правоохранительных органов невозможен. А.Ставицкая сказала: «Нам сказали, что М.Искандаров был отправлен в Таджикистан из аэропорта Домодедово под именем Геннадий Петрович Белянин. Но мы выяснили, что в тот день из аэропорта Домодедово не вылетел ни один человек с таким именем. Это доказывает то, что М.Искандаров был перевезён через военный аэропорт России».

Адвокаты М. Искандарова обратились в международный суд, требуя, чтобы правительство России ответило за свои действия. Спустя три года Международный европейский суд по правам человека потребовал у России объяснений по поводу «исчезновения» М.Искандарова. 24 сентября 2008 года представитель России в Международном суде по правам человека Георгий Матюшкин сообщил, что Россия не содействовала экстрадиции М.Искандарова в Душанбе.

Ф. Искандаров: «Придёт время, и мы будем отстаивать права отца»

Адвокаты М. Искандарова прошли все таджикские и международные инстанции. Но их иски не были удовлетворены. Фируз Искандаров, сын Махмадрузи Искандарова, в своей беседе с «АП» сказал: «На самом деле мы долгое время потратили на то, чтобы доказать невиновность отца. Но всё без толку. В Таджикистане нет таких инстанций, которые мы бы не прошли. В итоге мы пришли к выводу, что всё оставим на Судный день».

Фируз уверен, что дело его отца носит политический характер, поэтому все их старания доказать невиновность отца были безрезультатны. Сын уверен, что судьба его отца может измениться, если изменится отношение к нему как к личности.

Последний раз Фируз виделся с отцом десять дней назад. Молодой человек говорит, что сейчас получить разрешение на свидание стало чуть легче. «Может, все зависит от того, что отец ни на что там не жалуется.  Я рад, что там ему помогает ремесло, которое он унаследовал от деда. Кандакори он занимается со всей душой», - говорит Фируз. Сейчас родные Искандарова пытаются получить разрешение на его обследование у врачей.

На наш вопрос, будут ли родные отстаивать права Искандарова на свободу, Фируз сказал, что до тех пор, пока политическая ситуация в Таджикистане не изменится, никакие шаги они предпринимать не будут.

Правозащитник и соратник Искандарова Ойнихол Бобоназарова говорит, что когда сам М.Искандаров не сдаётся, родные тоже не должны оставлять его дело.

«Я встречалась с ним пару лет назад. Мы говорили обо всём. Он такой же, прежний Махмадрузи Искандаров, сильный и уверенный в себе человек. Конечно, продолжение его дела требует времени и денег, но его родные не должны опускать руки». 


Источник: Азия Плюс

_______________________________
ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ:

Комментарии закрыты