Пощечина Компартии

Впервые за всю историю независимого Таджикистана Компартия, которая возглавляла СССР 70 лет, не вошла в парламент со своими настоящими коммунистами.

Эксперты заявляют, что КПТ изжила себя, однако лидер партии Шоди ШАБДОЛОВ заявляет, что он оказался для властей нежелательной фигурой и «головной болью» в парламенте.

После провала КПТ на выборах Шоди Шабдолов рассказал в интервью «АП» о дальнейших перспективах коммунистов.

- Столько лет коммунисты получали места в парламенте. Что произошло на этот раз, вы не собрали электорат или вас просто оттуда удалили?

- В некоторых районах очень большое влияние исламской партии, это Чоркух, Матчинский район и другие регионы. Но в большинстве районов влияние Компартии очень высокое. И это не благодаря мне, как лидеру партии. Это благодаря тому, что в течение 70 лет Компартия была правящей партией во всем СССР, и все, что в Таджикистане построено, - это благодаря КПСС и Советской власти, и люди это хорошо помнят.

К этим выборам мы готовились пять лет, каждый год, исходя из нашей платформы, мы отчитывались два раза в год перед избирателями. Мы ездили по регионам, люди нас знают, знают, что мы свои обещания выполняем. В 2000 году мы получили 13 мест, в 2005 году у нас начались проблемы. Власти нам оставили лишь 4 места. В 2010 году, когда нам не дали ни одного мандата, я огласил протест от имени всех политических партий, которым тоже ничего не оставили. Это был наш совместный протест против подтасовки итогов тогдашних выборов. Огласил это совместное заявления я.  Правящая партия опомнилась, и нам дали два мандата, но это уже не фракция. В этот раз власти решили, что парламент может обойтись без коммунистов.

Видать, Шабдолов неудобный человек. Я действительно не управляемый властями депутат. Меня невозможно удержать какими-то должностями.

- Хотя нет, Компартия по одномандатным округам получила два места в парламенте, но, судя по вашим первым заявлениям, эти люди никакого отношения к вашей партии не имеют…

- Джаббора Ахмедова мы исключили на ХХХI съезде КПТ как фракциониста в полном соответствии с Уставом КПТ. Он не имеет никакого отношения к нашей партии. Он стал депутатом благодаря нам, но все пять лет голосовал против платформы КПТ, против русского языка, он выступил за платную дорогу, против увеличения пенсионного возраста и т.д. Второй человек - Иброхим Абдуллозода из Ура-Тюбе, там у нас мощнейшая организация. Но я усомнился в его приверженности Компартии. Когда он был выдвинут, он даже не желал встретиться с  руководством КПТ на заседании партийного актива и даже не поставил нас в известность о своих намерениях. И когда я увидел результат, я был шокирован. Человек, который выдвинут на предвыборной платформе КПТ, получает 80%, а городская организация Компартии в Истаравшане, которая выдвинула его на этой платформе, получает лишь 5% голосов избирателей. Значит, кто-то из властных структур его продвигал. Вы сами скоро убедитесь, что он ничего не сделает в парламенте. Он даже не заявил, что поддерживает платформу КПТ.

- Как вы и ваши соратники приняли результаты выборов?

- Это была пощечина Компартии. Я знал, что нам дадут 2%, причем это сказали влиятельные люди из руководства Согдийской области. Но глава Центризбиркома заверил нас, что у нас будет мандат в парламенте РТ. Кто установил квоту, это понятно – высшее руководство. Наши соратники возмущенно приняли результат. Но я им напомнил, что еще на съезде до выборов поставил вопрос, будем мы участвовать в выборах или нет. Я ведь уже тогда знал, что творится за кулисами. Однако съезд решил, что если мы не будем участвовать, то посчитают, что Компартия испугалась или ей нечего предложить своим избирателям.

- Ваша партия намерена обжаловать результаты, объявленные ЦИК, в судебном порядке?

- Это бесполезно. Кому мы будем жаловаться? Прокуратуре, судам, местным хукуматам или Центризбиркому? Все контролируется высшим руководством страны, и без него ничего не решается. Но при любом раскладе мы не будем призывать сторонников выходить на площади, пикетировать, потому что любая демонстрация в восточных странах заканчивается кровопролитием.

Эти выборы вообще нельзя назвать демократичными, прозрачными и соответствующими международным стандартам. И от наблюдателей нет толку, они ведь дипломаты и не будут портить отношения между нашими государствами. Настоящие ревизоры - это члены партии; если бы они были во время подсчета голосов на избирательных участках, то не было бы необходимости в каких-либо наблюдателях. Если бы нам дали подсчитать, то и жаловаться было бы не на что.

- При прозрачном подсчете голосов, сколько процентов вам бы досталось?

- Я скажу, что есть регионы, где очень высоко влияние Компартии. К примеру, в Шуроабаде мы можем получить 90%, столько же в Фархоре, Кумсангире, Муминабаде. Нет региона, где бы мы получили менее 30%. Я вообще не понимаю, как Аграрная партия вдруг получила столько голосов, что смогла образовать фракцию в парламенте. Она не возглавляла 70 лет республику, не строила ее, не защищала конституционный строй. К руководителю Аграрной партии Рустаму Латифову лично я отношусь с большим уважением, он грамотный специалист в области экологии и имеет достаточный опыт работы в парламенте. Не понимаю, как прошли в парламент Партия экономических реформ и социалисты, у которых в большинстве регионов нет  даже местных структур. Но, видать, название этих партий понравилось или люди удобные, а вот члены КПТ оказались неудобными.

- Вы встречались с руководством страны и обсуждали вопросы сотрудничества между партиями?

- Я постоянно встречаюсь с президентом Эмомали Рахмоном на протяжении 20 лет, и как вы со мною сидите в дружественной обстановке, мы т��к же общаемся и обсуждаем. Он очень уважительно относится лично ко мне. Но что касается действий, вроде договариваемся, а вот на деле выходит наоборот.

- Например?

- К примеру, мы договорились, что политические партии могут лишиться собственности по решению суда или если партия ликвидируется, то вся собственность национализируется. Он сказал «хорошо». Но через неделю, когда этот вопрос начал обсуждаться в парламенте, вдруг все говорят, что никакого решения суда не надо. И эта процедура стала основой для национализации нашего имущества. Мы остались ни с чем. Даже место вашей работы (издательство «Шарки озод», - от ред.) было полностью нашим имуществом. Туда из бюджета государства ничего не было потрачено. Сейчас мы там даже свои визитные карточки не можем напечатать.

- Можно ли считать парламент недееспособным без участия в нем депутатов от Компартии и ПИВТ?

- Я бы не сказал, что он будет недееспособным, он просто будет малоэффективным. Волк для чего сидит - чтобы заяц не дремал, иначе заяц будет толстеть и спать. Природа создана из противоположностей. Там будут реализованы решения, но малоэффективные. Достаточно примеров в истории, чем все заканчивалось для государства, где не было противоположностей. Парламент должен быть единым, но в нем должны быть фракции. А разве можно Аграрную партию назвать фракцией, противоположной НДПТ?

- Может, настало время провести коренные изменения в деятельности партии с учетом современных реалий? Ведь в последнее время не раз поднимался разговор о бессменном руководстве партии.

- У нас есть свои потенциальные лидеры в партии, есть кандидаты наук, доктора наук, у нас есть резервы. Весь Президиум можно сменить, и мое место пустым не останется. Но нужно понимать: одних молодых новичков в парламент выдвигать нельзя, так как их легко обмануть, предлагая им какие-то должности. Настоящие лидеры  должны быть марксистами-ленинцами, не карьеристами и подхалимами. Вы только посмотрите на тот список кандидатов, который был подготовлен на съезде, там «старик» только я, других нет. Но многие отказались, узнав о сумме залога. На очередном съезде мы обновим состав ЦК, очистим партию от людей, которые пришли к нам из карьерных соображений.  

- Каждая партия надеется стать правящей. Вы тоже надеетесь получить полную власть в Таджикистане?

- Обязательно. Партия для этого и создается.

- И в случае возвращения к власти Компартия будет мстить своим политическим оппонентам, в частности НДПТ?

- В Непале ведь коммунисты не расстреляли короля, они установили ему пенсию и сказали, чтобы больше не претендовал на власть. Пример еще - Китай. Думаете, там только Компартия правит? Там восемь политических партий, и все в парламенте. Я считаю, что в условиях перехода к новой формации не должна быть однопартийная система. Я позволю своим оппонентам действовать, но не вооруженным путем.

- В канун выборов в мечетях и по ТВ часто говорили о партии, которая привела к гражданской войне в Таджикистане. Хотя название партии не упоминалось, но все же, судя по нынешним результатам, можно сделать вывод, что речь шла и о коммунистах. Ведь тогда Компартия была у власти.

- Это была навязанная война. Ее заказали Горбачев и Ельцин. Вооружали и коммунистов, и бородачей. Кто вооружал? У нас же не было тут военных заводов? Они думали, что этой войной покончат с коммунистическим режимом в Таджикистане. Ельцин опомнился тогда, когда понял, что эта «игра» может закончиться тем, что Таджикистан станет исламской республикой. Тогда он дал задний ход и предложил примирение – в Москве, Ташкенте, Тегеране и т.д.

- Что ожидает в будущем Компартию?

- Только светлое будущее. Весь мир идет к социализму. К примеру, Китай был бедной страной. Советские экономисты считали, что он не сможет нас догнать еще 300 лет. Но как только китайцы перешли к социалистическому строю, они заявили о себе как о мировой державе, оставив всех позади. Сейчас на мировом рынке им нет конкурентов. Поэтому от социализма никуда не деться, он обязательно придет. В странах мира уже грядет новая формация, переход от капиталистического строя к социалистическому. И остановить этот процесс невозможно. Николай Второй, бухарский эмир, турецкий султан тоже не хотели смены строя, но не смогли противостоять этому. Почему я так уверенно об этом говорю, потому что я убежден в этом.

Источник: Азия Алюс

_______________________________
ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ:

Комментарии закрыты