Миграция

Трудовая миграция из Таджикистана в Россию является составной частью глобальных миграционных процессов, происходящих в современном мире. Как отмечается в публикации Международной организации труда «Принудительный труд в современной России. Нерегулируемая миграция и торговля людьми», миграция труда превратилась в неотъемлемую часть мировой экономики. Огромная разница в уровне жизни и экономических возможностях в разных странах, растущая поляризация мира – основная движущая сила современной миграции. Миграционный вызов развитых наций к бедным странам – постоянный спрос на неквалифицированный и низкооплачиваемый труд мигрантов – рождает соответствующее предложение в этих странах, обладающих большим эмиграционным потенциалом, раскручивая тем самым маховик миграции. Так формируется и воспроизводится миграционный режим, который является одним из модулей современного экономического порядка, поддерживает и обслуживает его1.

Среди причин, вызвавших массовую трудовую миграцию из Таджикистана, определяющей является социально-экономическое положение республики. Одним из наиболее важных выталкивающих факторов, способствующих миграции трудовых ресурсов, является безработица. Так, с 1997 по 2002 г. уровень официальной безработицы колебался от 2,3 до 3,2%, составляя в 2002 г. 2,5% населения страны (47 тыс.чел.)2. Тем не менее, большинство безработных не регистрируется, поэтому реальный масштаб безработицы по подсчетам специалистов Всемирного Банка равен 30%3. Проблема безработицы особенно остра для молодежи и женщин. Так, женщины составляют 55% от общей численности безработных в Таджикистане. Из 46,7 тыс. официальных безработных в 2003 г. 23,6 тыс. (50,5%) составляли лица в возрасте 18-29 лет4.

Сре��няя заработная плата в Таджикистане по состоянию на 2002 г. составляла 32,55 сомони ($8-11 по рыночному и официальному обменному курсу). В период с 1997 по 2002 г. заработная плата выросла более, чем в 6 раз. Тем не менее, цифры заметной положительной динамики мало о чем говорят, поскольку, по состоянию на 2002 г. подавляющее большинство занятых в экономике граждан (67,6%) работало в сельском и лесном хозяйстве, включая личное подсобное сельское хозяйство. Более того, в период с 1991 г. по 2002 г. данный показатель стабильно увеличивался с 45% в 1991 г. до 67,7% в 2002 г.5. Таким образом, по возрастающей доле экономически активного населения, занятого в сельском хозяйстве можно судить о высвобождении трудовых ресурсов из сфер экономики, переживающей глубокий кризис. Кроме того, согласно многочисленным полевым свидетельствам, заработная плата в колхозах и совхозах чаще всего выплачивается в натуральном виде. Большинство семей трудятся в личном подсобном хозяйстве, выращивая продукты для себя и на продажу. Это и составляет основной источник дохода жителей сельских местностей6.

Таким образом, при помощи приведенных статистических и полевых данных можно составить комплексную картину экономической составляющей трудовой миграции из Таджикистана.

Помимо экономического фактора, на развитие трудовой миграции из Таджикистана в Россию оказывают влияние еще целый ряд факторов притяжения. Как отмечает ряд исследователей, в частности, С.А.Панарин, период раздельного политического существования двух государств представляет собой исторически ничтожный срок, и субъективное ощущение общности еще широко распространено в сознании населения. Кроме того, территориальная мобильность русских в период существования Советского Союза способствовала образованию разнообразных неполитических межличностных связей между людьми разных национальностей, живущих в разных частях постсоветского пространства. А такие связи образуют для мигрантов своеобразный ресурс адаптации. Также, одним из наиболее важных составляющих ресурса адаптации трудовых мигрантов является наличие в России диаспор7 центральноазиатских народов. Они воспринимаются на исторической родине как группы информационной, моральной и материальной поддержки. Как отмечает исследователь, наряду с позиционными (географическая близость), экономическими, историко-культурными и лингвистическими факторами, объективно благоприятствующими миграции коренных народов Центральной Азии в Россию, имеются все необходимые предпосылки для вступления в действие еще одного, социального фактора, по природе своей субъективного. Это охватывающие Россию протяженные миграционные сети8.

Перед тем, как перейти к рассмотрению результатов полевого исследования, необходимо уточнить термин «трудовой мигрант». Согласно Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей, принятой резолюцией 45/158 Генеральной Ассамблеи ООН от 18 декабря 1990 года, «термин «трудящийся-мигрант» означает лицо, которое будет заниматься, занимается или занималось оплачиваемой деятельностью в государстве, гражданином которого он не является». Общее понятие уточняется в определении отдельных категорий мигрантов. Выделяются приграничные трудящиеся, сезонные трудящиеся, мигранты, работающие по найму по конкретному проекту, трудящиеся, работающие не по найму, а также несколько других категорий9. К трудящимся-мигрантам Конвенция относит также и мигрантов, работающих не по найму. Как отмечает Ж.А.Зайончковская, поскольку в настоящее время в странах СНГ именно этот вид миграции особенно широко распространен, необходимо привести данное определение полностью: «Термин «трудящийся, работающий не по найму» означает трудящегося-мигранта, который занимается вознаграждаемой деятельностью, отличной от работы по договору найма, и который обеспечивает за счет такой деятельности средства своего существования, работая, как правило, самостоятельно или совместно с членами своей семьи, а также любого иного трудящегося-мигранта, признаваемого трудящимся, работающим не по найму, в соответствии с применяемым законодательством государства работы не по найму или двусторонними или многосторонними соглашениями»10.

Миграция из стран СНГ в Российскую Федерацию давно является объектом исследования. С начала 1990-х гг. велось интенсивное изучение миграции русского и русскоязычного населения из республик бывшего СССР. В конце 1990-х гг. учёные всё больше внимания стали уделять миграции, в частности трудовой, коренных национальностей Закавказья, Украины, Молдавии, Белоруссии. Появились также первые исследования по проблеме миграции из Центральной Азии в Россию. Среди последних работ на русском языке можно назвать такие: Е.Ю. Садовская «Трудовая миграция как средство адаптации к экономическому кризису в Казахстане» (Алма-Ата, 2001), С. Олимова, И. Боск «Трудовая миграция из Таджикистана» (Душанбе, 2003); «Перспективы миграции коренных народов Центральной Азии в Россию» (Новосибирск, 2003); Т.С. Каландаров «Памирские мигранты-исмаилиты в России» (М., 2005); А.В.Черных «Таджики в Перми. Очерки этнокультурного развития» (Пермь, 2004) и др. Число этих работ пока весьма незначительное.

В изучении миграции преобладает демографический и социо-экономический подходы. Авторы изданных статей и монографий оперируют макроэкономическими показателями, исследуя влияние миграции на рынок труда и экономическую ситуацию как в стране приема (России), так и странах выезда; законодательно-правовую базу регулирования миграции. Среди работ этого направления можно назвать следующие: «Миграции и новые диаспоры в постсоветских государствах» (Под ред. В.А. Тишкова. М., 1996); «Современные этнополитические процессы и миграционная ситуация в Центральной Азии» (М., 1998); «Миграция населения. Вып.2. Трудовая миграция в России» (Под ред. О.Д. Воробьевой. М., 2001); «Миграция и рынок труда в странах Средней Азии» (Под ред. Л.П. Максаковой. М.-Ташкент, 2002); «Трудовая миграция в СНГ: социальные и экономические эффекты» (М., 2003); «Принудительный труд в современной России. Нерегулируемая миграция и торговля людьми» (М., 2004); «Трудовая миграция в странах Центральной Азии, Российской Федерации, Афганистане и Пакистане. Аналитический обзор» (Алматы, 2005); «Fertile Fields, Trafficking in Persons in Central Asia» (IOM 2005) и др. Целый ряд международных организаций, в первую очередь МОМ (International Organization for Migration), публикуют ежегодные доклады, например: «Migration Trends in Eastern Europe and Central Asia. 2001-2002 Review» (2002).

Кроме аналитических отчетов, посвященных общему обзору проблемы, изучению главных тенденций развития миграции и макроэкономической ситуации, в российской и зарубежной науке идет дискуссия по теоретическим основам изучения миграции в современном мире, выработка терминологии, адекватной современной ситуации, например, транснационализм и транслокальность, исследуется взаимодействие миграции на формы социальной идентичности. К числу таких работ относятся: М. Кайзер, О. Бредникова «Транснационализм и транслокальность (комментарии к терминологии)» (Миграция и национальное государство. СПб, 2004); M.A. Bamyeh «Transnationalism» (London, 2003); U. Hannerz «Transnational Connections. Culture, People, Places» (London, New York, 1996) и др.

Культура, язык, религия, быт мигрантов в России пока ещё не стали по-настоящему объектом полноценных исследований, в отличие от стран Запада, где этим темам посвящены многочисленные труды. Существует лишь довольно небольшое число публикаций, в которых затрагиваются гендерные аспекты миграции, некоторые сюжеты культурной и социальной адаптации мигрантов и пр. В их числе можно назвать: В.Д. Попков «Сообщество афганских мигрантов в Москве: вопросы структуры и идентичности» (Журнал социологии и социальной антропологии. 2003, Т.6, №2); Е.В. Тюрюканова «Гендерные аспекты трудовой миграции из стран СНГ в Россию» (Диаспоры. 2005. №1), упомянутые исследования Т.С.Каландарова и А.В.Черныха и др.

Тема собственно трудовой миграции из Таджикистана в Россию в настоящий момент достаточно мало исследована. Из существующих работ, посвященных данной тематике, можно отметить публикацию исследования Душанбинского офиса Международной организации по миграции (МОМ) «Трудовая миграция из Таджикистана»11. В работе приводятся очень ценные сведения о миграции из Таджикистана, полученные путем выполнения национальной репрезентативной выборки по стране. При всей важности полученных сведений можно отметить, что это взгляд «с той стороны». Среди работ, посвященных анализу ситуации изнутри, проблемам и адаптации мигрантов в России, можно назвать исследование Т.С.Каландарова12 и диплом студента МГУ В.Семенова13.

Существуют различные оценки численности мигрантов из Таджикистана в России. Так, в издании МОМ приводятся сведения, что в период с 2000 г. по январь 2003 г. в России работали 530 тысяч таджикских мигрантов14. Кроме трудовой миграции, существует устойчивый тренд выезда в Россию на учебу. Поскольку в России находится большое число мигрантов из Таджикистана, получить данные путем репрезентативной выборки пока не представляется возможным. Тем не менее, для исследования феномена миграции представляется очень интересным метод проведения качественных интервью по открытой анкете.

Мной проводилось исследование миграции из Таджикистана в Москве и Подмосковье, а также в Самаре в ноябре 2004 г. – июне 2005 г. Поиск респондентов осуществлялся несколькими способами: самостоятельно на рынках, новостройках и т.д., методом «снежного кома», через своих знакомых, путем размещения объявлений в сети Интернет и дальнейших личных встреч. Всего было проведено более 30 интервью, из них 17 – в Самаре. Несколько ответов на вопросы анкеты было получено по электронной почте из Москвы, Казани и Санкт-Петербурга. Среди опрошенных 23 – мужчины, 10 – женщины. Хотя, по некоторым оценкам, женщины составляют всего порядка 15% трудовых мигрантов15, многие из них работают на рынках, их легко заметить. В силу этого мне удалось побеседовать с некоторыми из них. Кроме того, женщины зачастую более контактны, чем мужчины; беседы с ними у меня выстраивались легче. Отмечу, что исследование проводилось в основном в зимние месяцы, когда как основная часть трудовых мигрантов приезжает в Россию на летний сезон. Опрошенных мигрантов условно можно считать «оседлыми», они работают в России по 5-10 лет, и большинство из них уезжает домой только раз в год на несколько летних месяцев. Некоторые мигранты не бывали на родине по нескольку лет.

Возраст

Возраст опрошенных находится в пределах от 18 до 70 лет. Среди мужчин выделяется группа молодых (20-30 лет) неженатых людей. Большинство опрошенных женщин находится в возрасте 40 и более лет; они имеют взрослых детей. Время приезда исследованных мигрантов в Россию разное, можно выделить группу «старых» мигрантов, которые регулярно работают в России свыше 5 лет и группу «молодых» мигрантов, впервые приехавших на заработки не более года назад.

Этническая принадлежность, владение языками

Этнический состав трудовых мигрантов из Таджикистана неоднородный. В целом он повторяет этнический состав населения Республики Таджикистан.

Большинство опрошенных – таджики (21 чел.), 5 чел. – узбеки, 4 чел. – памирцы, 3 чел. – прочие. Среди этих трех человек выходцы из смешанных семей; выходец из Афганистана.

Позволю себе процитировать ответы некоторых респондентов из смешанных семей на вопрос об их этнической самоидентификации.

Респондент 1 – девушка 19 лет, приехала из Душанбе. Постоянно проживает в Москве с родителями с 1996 г., учится в МГУ. Российского гражданства семья не имеет. Отец – таджик, мать – русская.

И. – Кем вы себя ощущаете? Таджичкой? Русской?

Р. – Скорей всего отношу себя к таджикам, нежели к русским, хоть и плохо владею языком. Дома сегодня уже разговариваем большей частью на русском. С папой я редко вижусь, мама языка (таджикского) не знает. В университете огромное количество времени провожу среди русских и армян (так уж складываются обстоятельства), поэтому, к сожалению, язык тихо-тихо забывается, учитывая тот факт, что я и не в совершенстве им владела.

Респондент 2 – девушка 22 лет, приехала из Душанбе в конце 2004 г.

И. – Кем вы себя ощущаете? Узбечкой? Татаркой? Возможно, просто жителем Таджикистана?

Р. - Не хочу быть узбечкой, и стесняюсь говорить, что я татарка. Я с гордостью сообщаю, что я душанбинка.

Респондент 3 – мужчина 33 лет, переехал из Душанбе в г.Казань вместе с семьей в 1995 г.

Р. – Я не являюсь таджиком в полном смысле этого слова. Т.е. как сейчас говорят я "продукт постсоветской гибридизации", мой дедушка таджик, и родился я в Таджикистане. На родине таджиком меня, естественно, никто не признавал, но это и не имело в те времена особого значения, зато во время гражданской войны спасло мне жизнь. Все разговоры о притеснении русскоязычного населения - полная ерунда, поверьте мне, я могу быть объективным, в Таджикистане меня считали русским, а здесь таджиком. Поначалу меня это бесило, потом привык и не стал никого разубеждать. Единственная проблема - мой сын родился смуглым и черноволосым, и меня беспокоит только его безопасность, фашистов появилось очень много. Однако я не стыжусь того, что родился в Таджикистане и закончил там учебу, я очень люблю этот народ и эту страну.

Образование

Образовательный уровень мигрантов разный. 3 человека имеют высшее образование, из них один имеет два высших образования, один окончил институт и аспирантуру. Многие молодые мигранты (9 человек) имеют неоконченное высшее образование, из них некоторые продолжают учебу (часть в Москве, часть заочно дома). Некоторым пришлось бросить учебу по причине отъезда на заработки в Россию. 8 человек имеют среднетехническое образование (токарь, тракторист, медицинская сестра). Несколько опрошенных в Самаре женщин заканчивали одно и то же медицинское училище в г.Канибадаме. 11 человек имеют только среднее образование (8-ми или 11-ти летняя школа).

Семейное положение, наличие родственников на родине и в России

Большинство опрошенных мигрантов женаты (замужем). При этом в подавляющем большинстве случаев семья (муж/ жена, дети, родители, братья, сестры) находится на родине. Мигранты нередко упоминают, что кто-то из членов семьи также работает в России. Чаще всего это братья или сестры, иногда кто-то из взрослых детей. Молодые мигранты, не имеющие семьи, могут оставаться в России в течение года, тогда как их женатые братья на зиму уезжают домой, и возвращаются с началом летнего сезона.

Можно отметить, что даже в случае, если мигрант находится в России практически постоянно, возвращаясь домой только на 1-2 месяца в году, переезд семьи в страну пребывания не является частью его долгосрочной стратегии. Среди опрошенных женатых мужчин мной отмечено только несколько случаев, когда семья мигрантов находится в России. Так, мужчины-мигранты, проработавшие в Москве 3-4 года в 2005 г. смогли привезти семьи (жен и детей). Кроме того, в одной устной истории мигрант родом из Гиссарского района РТ рассказал, что, проживая и работая в Москве с 1996 года, в 2004 г. попытался перевезти в Россию жену и детей. Однако, проживание с семьей повлекло за собой очень большие расходы, и им пришлось уехать обратно на родину.

Отмечу два случая, когда молодые женщины-таджички, недавно приехавшие в г.Самару на заработки, переехали вместе с семьями. Инициатива выезда на заработки исходила в равной степени от мужа и жены, поскольку если даже трудовые мигранты привозят в Россию семью, женщины обычно не работают. В целом, тренд ��енской трудовой миграции невелик, но имеет стойкую тенденцию к росту. По причине развития миграционных сетей все большее количество женщин вовлекается в миграцию. Если сейчас мы видим, в основном, женщин, вынужденных зарабатывать самостоятельно в силу личных и семейных причин, то можно прогнозировать дальнейшее развитие явления, когда женщины начинают выезжать в миграцию под воздействием примера знакомых и родственников. Действительно, происходит изменение традиционного распределения гендерных ролей, издавна установившихся на протяжении многих столетий, когда мужчина занимался отходничеством, заработком на выезде, а женщина управляла хозяйством дома. В настоящее время все большее количество молодых женщин признается в том, что у них современные взгляды, и они не видят никаких преград к тому, чтобы выехать на заработки вместе с мужем, а иногда и всей семьей, с детьми. Хотя в численном измерении поток женской трудовой миграции из Таджикистана еще не очень велик, то в качественном измерении он очень значим, поскольку демонстрирует значительные сдвиги в системе традиционного общественного устройства республики.

Случаев межнациональных браков в моем исследовании практически не отмечено. Зафиксирован только один случай, когда выходец из г.Курган-Тюбе женился на гражданке России, родом из Дагестана. Они постоянно проживают в г.Самаре, у них недавно родилась дочь.

Несколько неженатых молодых людей упомянули о том, что у них есть русская девушка. В планы одного из них (работает в Самаре) входит женитьба на девушке. Сам он комментирует ситуацию так: «Здесь есть проблема. Ее отец против «черных». Сама она говорит, что готова куда угодно со мной поехать, за русского выходить не хочет. А я сам зарабатываю, не пью и не курю».

Место проживания в Таджикистане

Среди опрошенных мигрантов выделяется большая группа прибывших из Северного Таджикистана (Согдийская область) – 17 человек. Из г.Исфары и Исфаринского района – 5 чел., из г.Канибадама и Канибадамского района – 10 чел., г.Ходжента – 1 чел. и Айнинского района – 1 чел. Памирцев – 4 чел. (Шугнан, Гармский р-н, Гиссарский р-н, Дарваз). Из г.Душанбе – 5 чел, Варзобского р-на – 4 чел., г.Курган-Тюбе – 2 чел. Численное преобладание выходцев из Северного Таджикистана в моем исследовании можно объяснить следующей причиной: многие интервью проводились на рынках, где сложилось устойчивое сообщество выходцев из Согдийской области. Это явление имеет исторические корни: еще в советское время жители Северного Таджикистана приезжали в Россию торговать сухофруктами. У них сложились устойчивые связи с администрацией рынков, каналы поставки и сбыта товара и проч. В силу этого родственники и земляки этих мигрантов прибывали уже на обжитое место, и помогали устроиться уже следующим поколениям трудовых мигрантов.

Причина отъезда из Таджикистана

Что является причиной отъезда на заработки? Респонденты практически всегда называют экономические причины, при этом формулировки могут быть разными. Например, такими: «Работать, зарабатывать», или «очень маленькая зарплата дома», или «дома нет работы, а здесь можно найти работу и зарабатывать», или «муж болеет, нужны деньги на лечение», или «на все семейные праздники деньги нужны. Вот работала год, справили дочери свадьбу», или «а что делать? Нужда заставляет». Многие мигранты имели на родине работу, которую пришлось оставить из-за низкой зарплаты. Так, мигрант из г.Ходжента до отъезда в Россию в 2001 г. работал начальником ЖКО, его зарплата составляла 25 сомони (по курсу сомони-рубль 1:10 - 250 р.). Он комментирует: «В Таджикистане сейчас мужчинам очень сложно – каково это – зарабатывать 200 р. в месяц?» Несколько опрошенных женщин из г.Канибадама заканчивали медицинское училище и имеют опыт работы медсестрой. Так, зарплата медсестры в настоящее время составляет 20 сомони в месяц. Зарплата работницы прядильной фабрики в г.Канибадаме составляла 50 сомони. Зарплата мигранта, имевшего самую высокооплачиваемую работу до отъезда (слесарь на цементном заводе в г.Душанбе) составляла 150 сомони в месяц.

Молодые мужчины, еще не имеющие собственной семьи, часто хотят заработать денег на реализацию каких-то планов. Например, открыть собственное дело в Душанбе (оптовая торговля вещами), или купить машину. В силу этого на вопрос об их дальнейших планах они отвечают примерно так: «Поработаю 2-3 года, накоплю денег и уеду обратно».

В исследовании МОМ говорится: «Факторами, выталкивающими рабочую силу Таджикистана на рынки труда России и СНГ в целом, являются: разрыв в зарплатах, высокий уровень безработицы, особенно молодежной (30%), бедность, развал прежней сферы занятости в результате структурных изменений экономики, социальная стратификация, которая протекает в виде поляризации бедных и богатых. В результате образуются большие группы исключенных людей, которым нет места на родине. По возрасту это молодые, динамичные люди. Они выбирают стратегию миграции»16. Это положение находит подтверждение в жизненных историях мигрантов.

Пример подобной социальной стратификации встретился и в моем исследовании. Одно интервью было проведено с девушкой из г.Душанбе; семья которой, по всей видимости, находится ближе к вершине социальной лестницы. +Девушка 22 лет окончила Славянский университет в г.Душанбе и имеет опыт работы в Национальном банке РТ с окладом $400, а также волонтером в международных организациях. Причина ее приезда в Москву заключается в том, что семья приняла решение вложить сбережения в покупку квартиры в Москве.

Интересно отметить еще одну тенденцию, также свидетельствующую о значительном социальном расслоении общества Таджикистана. В беседе молодые люди отмечали: «Сейчас у молодых в Таджикистане очень большие возможности. Они могут совершенно спокойно поехать учиться за границу». Это связано с тем, что различные страны мира выделяют квоты на обучение в своих университетах студентов из Таджикистана. Поэтому молодые люди, получившие хорошее среднее образование, изучившие иностранные языки могут подать заявку на обучение, и шансы на поступление в зарубежные учебные заведения достаточно велики. Безусловно, для выбора подобной стратегии люди должны, как минимум, иметь представление о существовании данной возможности. Кроме того, семья должна обеспечить подростку хорошее образование, вероятно, приглашая дополнительных учителей и репетиторов.

В силу этого было бы неверно представлять, что только Россия является самым привлекательным регионом въезда для мигрантов. Небольшая прослойка трудовых мигрантов нацелена на страны дальнего зарубежья.

Район вселения в России

Как мигранты выбирают район вселения? Тезис о том, что практически никто не приезжает на пустое место, безусловно верен17. При выборе места вселения широко используются все возможные связи – родственные, пусть даже очень дальние, или земляческие. Земляки или родственники помогают советом при поиске места работы и жилья. Иногда это и материальная помощь в первое время проживания в России. Обустроившись в месте вселения, человек уже сам может помочь родственникам, вызвать их из Таджикистана и помочь устроиться на работу, скажем, в Москве. «Летом к нам еще люди из кишлака приедут, если будут объекты», - братья из кишлака Чорбог, Варзобского района, мастера по строительству и отделке коттеджей в г.Самаре. «У нас такое правило – мне сейчас помогают, я сейчас сам научусь, потом должен буду 10 человек сам научить», - продавец сухофруктов на рынке в г.Москве из к.Чорку, Исфаринского района. «Если нужно, я могу сам бригаду родственников вызвать из дома», - бригадир по отделке квартир в г.Москве, из г.Самарканда.

Таким образом, на примерах выбора места вселения исходя из наличия знакомых и родственников мы наблюдаем развитие миграционных сетей, создающих для трудовых мигрантов значительный ресурс адаптации.

Положение с работой, взаимоотношения с работодателем, зарплата, проблемы

В Москве опрошенные мигранты заняты в торговле (работа продавцами сухофруктов или овощей на рынках), строительстве и отделке (отделка квартир, офисов, сварщик на стройке), на уборке территории (дворники). Самый низкий доход у продавцов на рынках – в среднем, 5000 рублей в месяц. Мигранты, занятые в строительстве и отделке, получают сдельно $250-300 в месяц. Все опрошенные трудоустроены нелегально; большинство нашли работу с помощью родственников или знакомых. Один человек работает заведующим складом, ведет учет товаров. Еще один работает на оптовом складе сухофруктов (через этот склад снабжаются, например, комбинаты детского питания). Трудоустройство в качестве дворника имеет целый ряд преимуществ. Несмотря на невысокую зарплату (около 7000 руб.), ЖЭКи и РЭУ помогают в оформлении легальной регистрации в городе, обеспечивают защиту от проверок и вымогательства сотрудников милиции.

Один мигрант работает в Санкт-Петербурге в системе общественного питания, зарплата составляет около $400.

Самая высокооплачиваемая категория мигрантов – активные молодые люди с высоким уровнем образования. По различным причинам семейного и личного характера они длительное время проживают в России, фактически сменили место жительства. Работу они ищут самостоятельно. Так, две девушки работают в агентствах недвижимости (менеджер и редактор веб-сайта), их зарплата составляет $300-400.

Карьера еще одного молодого мигранта, выходца из Душанбе – настоящая история успеха. На родине он окончил среднюю школу и учился в таджикско-турецком лицее им.Турсун-Заде. Не закончив полный курс в лицее, в 1997 г. он переехал в Москву (более 7 лет назад); сейчас ему 23 года. Он начинал работу с места продавца на вещевом рынке, а затем выполнял обязанности курьера в рекламном агентстве с зарплатой $100. В его трудовой биографии – работа на мясокомбинате и в туристическом агентстве. Сменив несколько рекламных агентств, постепенно повышаясь в должности, сейчас он работает менеджером по работе с клиентами, зарплата составляет не менее $1500 в месяц.

В Самаре заработки мигрантов значительно меньше. Самые высокие заработки у мастеров, занятых на строительстве и отделке различных помещений, коттеджей. Сдельно они зарабатывают до $400-450 в месяц. Продавцы сухофруктов, фруктов и овощей, лимонов на рынках (в Самаре это, главным образом, женщины) зарабатывают 100-200 рублей в день.

Спектр отношений мигрантов с работодателями достаточно широк, однако, наличия каких-то значительных проблем никто не отметил. У мигрантов, работающих в одной и той же фирме (например, по отделке квартир и офисов) по 5 и более лет, хорошие отношения с работодателями, они имеют выходные или могут позволить себе их взять (2 опрошенных). В случае болезни работодатель (югослав) может оплатить расходы на лечение. В одном случае на работе (стройка, г.Москва) бесплатно кормят обедом и ужином, график работы нормированный, до 18.00.

Как уже указывалось, ни один из опрошенных не трудоустроен легально. Это относится и к тем, кто занимает достаточно высокооплачиваемую должность в коммерческих компаниях. Ответы респондентов на данный вопрос выглядят следующим образом: «Зачем светиться, зачем мне и работодателю эти проблемы?», или «Работаю нелегально. Постоянно проблемы есть».

Невозможность легального трудоустройства связана со сложностью получения разрешения на привлечение иностранной рабочей силы для работодателей. Для получения разрешения компаниям необходимо пройти множество инстанций и вложить значительные денежные средства в качестве «залога» за возвращение иностранца на родину. Очевидно, что очень немногие предприятия проходят всю бюрократическую процедуру. Это, главным образом, государственные компании. В целом процедура получения разрешения на работу и проблемы, связанные с этим, очень подробно проанализированы в издании Международной организации труда18.

В моем исследовании только один трудовой мигрант во время пребывания в России был трудоустроен легально на ДСК в г.Иваново. При этом его заработная плата составляла всего 4000 р. в месяц. В дальнейшем он переехал на работу в Москву.

Согласно исследованию, проведенному в Москве в 2000 г. основной фактор, заставляющий людей отказываться от работы по лицензии, значительная потеря в заработной плате. Более половины респондентов, работающих по устному соглашению, получают в Москве свыше 5000 р., в то время как среди работающих по лицензии таких только 27,4%19.

Многие опрошенные трудовые мигранты «работают на себя», являясь продавцами на рынках. Они платят за аренду торговой точки, а также отдают деньги на взятки милиции и криминальным структурам. При самозанятости продавцы стараются не брать выходных дней, т.к. их заработок напрямую зависит от графика работы. Условия труда на рынках самые тяжелые. Помещения рынков в зимний сезон очень плохо отапливаются или вообще не отапливаются (открытые рынки); рабочий день продавцов составляет не менее 10 часов в день.

Условия труда мигрантов, занятых в строительстве и отделке помещений, значительно легче. Как отметил один мигрант, работающий сварщиком: «Работа не очень тяжелая. Обычно все детали поднимает кран. Ну разве что иногда приходится трубу поднять». Мигранты, занятые в отделке частных квартир, обычно работают сдельно. В силу этого они имеют длинный рабочий день, но, в целом, могут самостоятельно нормировать собственный график, т.к. бригады часто проживают в отделываемых помещениях. Кроме того, хозяева квартир обычно предоставляют им выходные в субботу и воскресенье.

В зависимости от заработной платы мигрантов находятся возможности оказывать помощь членам семьи, оставшимся на родине. Ряд мигрантов (преимущественно женщины), работая практически весь год в России, предпочитают не отправлять деньги в Таджикистан ежемесячно, а откладывать, чтобы привезти домой накопленную за год сумму. Большинство трудовых мигрантов – мужчин, семья которых находится дома, стремятся отправлять деньги с той или иной периодичностью, чаще всего ежемесячно. Величина перевода зависит от заработка; перевод может отправляться как через банки или систему денежных переводов, так и нелегально (перекидка, хавала). Так, один мигрант, отправляющий домой ежемесячно по $100, высылает деньги перекидкой. Они берут комиссию в 20 руб. с 1 тыс.руб., что меньше комиссии, взимаемой банками.

Мигранты, проживающие в России с семьями, обычно не имеют возможности помогать родственникам в Таджикистане, т.к. все денежные средства тратятся на проживание в стране приема20.

В целом, миграционная активность населения прослеживается по увеличению объемов денежных переводов. По результатам 2003 г. Россия входила в число десяти стран – крупнейших отправителей денежных переводов, а учитывая сложившуюся за последние пять лет тенденцию, можно предположить, что уже по результатам 2004 г. Россия войдет в число пяти крупнейших стран – отправителей денежных переводов. Как отмечается в газете Коммерсант: «Как известно, переводы физических лиц напрямую зависят от миграционной активности населения. Согласно данным Банка России, с момента распада Советского Союза и образования Российской Федерации по 2004 год население страны выросло за счет официально зарегистрированных мигрантов на 7,6 млн человек, что составляет 5,3% населения страны. Стремительно увеличивалась и трудовая миграция – только за последние четыре года количество нерезидентов, трудоустроенных в России, увеличилось вдвое. /…/ Основной объем переводов из России приходится на Украину, Узбекистан, Таджикистан, Армению, Азербайджан, Грузию и Молдавию». [выделено мной – Н.З.] 21

Жилье в России, стоимость, проблемы

Подавляющее большинство опрошенных мигрантов жилье снимают. Незначительная часть живет у родственников или в отделываемых помещениях (строители). Как правило, все стараются найти жилье поближе к месту работы. Поскольку любая станция метро, автобусные станции и т.д. являются местом скопления сотрудников правоохранительных органов (которые только и заняты высматриванием нерусских лиц), иметь жилье близко от работы значительно удобнее. Как хорошо известно, стоимость аренды квартиры в Москве очень велика, поэтому таджикские мигранты в большинстве случаев снимают квартиры в складчину. В силу этого расходы на оплату жилья в основном не превышают $100 в месяц. Один человек среди опрошенных мигрантов уже имеет в России собственное жилье – он приобрел частный дом в Смоленской области.

В Самаре расходы на съем жилья меньше. Аренда однокомнатной квартиры стоит 4000-5000 р. в месяц. Квартиру может снимать семья мигрантов, или же в квартире проживает несколько земляков. В Самаре большое количество частных домов, даже в центре города. Многие мигранты снимают «место» в частных домах у пожилых людей, оплата составляет 20-30 рублей за ночь.

Взаимоотношения с правоохранительными органами

Взаимоотношения трудовых мигрантов с милицией – очень обширная тема. Причем отмечу, что исключительная их острота характерна только для Москвы. В Самаре при ответе на данный вопрос мигранты недоумевали: «Какие могут быть проблемы? Регистрация есть, я же ничего не нарушаю». В Москве же наличие регистрации никак не защищает от произвола милиции. Верхнего предела взятки практически не существует, милиционер может взять с человека 500-1000 р., и даже более. Повод для взятки может быть практически любым; даже при наличии легально оформленной регистрации человека могут остановить и отправить в отделение для выяснения личности и т.п. Поэтому практически все трудовые мигранты стараются откупиться на месте. Если мигранта уже отправили в отделение милиции, у него могут взять в залог вещи, мобильный телефон или документы, которые отдают уже за значительную денежную сумму.

Мигранты в целом относятся к данной проблеме достаточно спокойно. Можно привести множество подобных историй, обычно они рассказываются немного ироничным тоном. Например: «Милиционер в моем районе знакомый – то предлагает пива вместе выпить, то документы спрашивает, как у незнакомого. Под дурачка косит. Один раз отобрал мобильный телефон (стоимостью 7000 р.) – в залог за деньги взамен отобранного документа – так потом полгода вообще не трогал». Или такой случай – у человека сначала взяли штраф 1500 р., а потом том же милиционер предложил через него официальную регистрацию оформить за 2000 р., и оформил. Более печальная история – в отделении милиции у таджика потребовали 10000 р., чтобы не отправлять в спецприемник и на депортацию. Несмотря на то, что деньги были переданы, его все равно отправили в спецприемник. Теперь родственникам и землякам снова необходимо собирать деньги, только платить придется уже другим людям.

Хорошо известно, что «охота» на мигрантов является неплохим источником заработка для сотрудников правоохранительных органов. Местные отделения милиции имеют собственные «сферы влияния», собирая дань с рынков и иных мест. К домам в новых микрорайонах, где ведется отделка квартир, часто подъезжают машины сотрудников отделений милиции. Они ходят по подъездам и этажам, выискивая бригады «нелегалов».

Бытовые проблемы, питание, здоровье

Под названием «бытовых» можно рассматривать целый комплекс проблем, с которыми сталкиваются трудовые мигранты в повседневной жизни. Это поиск и найм жилья, оформление регистрации, расходы на взятки сотрудникам правоохранительных органов, расходы на продукты питания, проблемы со здоровьем.

По оценкам самих мигрантов, в Москве не менее 50% заработка тратится на оплату жилья, продукты питания и взятки милиционерам. Эта сумма достигает $300 в месяц у высокооплачиваемых категорий мигрантов.

В Самаре решение бытовых проблем обходится значительно дешевле, т.к. чуть дешевле продукты питания и практически отсутствует проблема мздоимства сотрудников правоохранительных органов.

Проблемы со здоровьем решаются у мигрантов в каждом случае по-разному. Очевидным является тот факт, что эти люди «позволяют» себе болеть только в крайних случаях. В Москве мигранты, достаточно хорошо зарабатывающие, могут найти врача или обратиться в платную поликлинику. Тем не менее, они также отмечают в качестве большой проблемы отсутствие медицинской страховки. Один мигрант отметил, что в случае болезни его работодатель может заплатить деньги за лечение.

Несколько женщин-мигранток в Самаре отметили, что в случае болезни детей их могут принять за деньги в детских поликлиниках. Поскольку эти женщины имеют медицинское образование, они также могут самостоятельно купить в аптеке лекарства или сделать уколы при необходимости.

Стратегии и адаптация мигрантов в России. Взаимодействие мигрантов между собой.

В целом вопрос долговременной стратегии постоянно работающих в России мигрантов из Таджикистана остается открытым. Люди, работающие и живущие в принимающей стране по 5-10 лет, можно считать, сменили место жительства. Работа на выезде приносит им достаточно стабильный заработок, по возможности они поддерживают свои семьи, оставшиеся дома, и периодически бывают на родине. Тем не менее, возвращаться домой в большинстве своем они не планируют. Это становится их жизненной стратегией. В данной ситуации все упирается в проблему легализации. Как известно, миграционное законодательство России имеет тенденцию к ужесточению, что приносит дополнительные проблемы мигрантам.

Все опрошенные мигранты в Москве имеют легальную временную регистрацию. Некоторые оформляют ее при помощи хозяев снимаемых квартир, некоторые платят деньги за оформление регистрации через гостиницу. Один опрошенный имеет двойное гражданство – России и Республики Таджикистан. Наличие у всех респондентов регистрации объясняется характером выборки в моем исследовании – все эти люди на виду, им приходится постоянно перемещаться по городу к месту работы и по делам.

В Самаре ситуация несколько иная. Продавцы на продуктовых и вещевых рынках имеют временную регистрацию. Причем, многими из них она была оформлена совсем недавно, когда штраф за отсутствие регистрации был увеличен до 3500 рублей. Несколько человек, занятых на строительстве и отделке коттеджей, регистрации не имеют. Они проживают по месту работы (на стройке) и стараются покидать ее как можно реже.

Интересно отметить, что сами мигранты смотрят на проблему регистрации и поборов милиции достаточно просто, возможно в силу менталитета. Отдают деньги милиционерам даже при наличии легальной временной регистрации; при необходимости покупают фальшивую регистрацию. Так, на крупных рынках формируются неформальные мигрантские сообщества. В качестве примера можно привести рынок у станции метро «Теплый стан». (Черкизовский рынок г.Москвы представляет собой отдельную тему для изучения и в данном исследовании не рассматривается). На рынке мигрант может встретить знакомых и земляков, решить многие проблемы (купить фальшивую регистрацию, бланк миграционной карты с фальшивым штампом о въезде в страну), возможно, отправить деньги «перекидкой» домой. На рынке выпекаются среднеазиатские лепешки, продаются местные специи, рис и даже насвай.

Система поддержки мигрантами друг друга формируется по принципу родства, землячества. Авлодный принцип формирования мигрантских сетей достаточно подробно описан в книге «Трудовая миграция из Таджикистана». «Огромную роль в принятии решения о выезде, выборе направления миграции, сборе средств для выезда, переправке, поиске работы на выезде, поддержке мигрантских домохозяйств на родине принадлежит авлоду. До сих пор пережитки авлода – кровнородственной патрилинейной родовой общины – очень сильны в таджикистанском обществе, особенно в сельской местности. /…/ Согласно данным Национального опроса общественного мнения в Таджикистане, проведенного Международным фондом избирательных систем в 1996 г., 68,3% респондентов считали себя членами авлода22.» Однако, как мной уже отмечалось, данное исследование проводилось в стране выезда мигрантов, Таджикистане. Изучение роли авлодной, родственной, земляческой солидарности в стране приема, в России, еще предстоит и будет служить одной из тем моих дальнейших исследований.

При проведении интервью подавляющее большинство мигрантов и в Москве, и в Самаре отметили наличие в этих городах родственников. Родственники и знакомые помогали мигрантам устроиться на работу, в некоторых случаях близкие родственники первое время после приезда мигрантов оказывали им материальную поддержку. Только в 4 случаях мигранты отметили тот факт, что настоящее место работы было ими найдено самостоятельно.

По принципу землячества формируются разветвленные мигрантские сети, и часто образуются специальные «этнорегиональные» ниши со своей определенной сферой занятости. Приведу 2 примера. На Теплостанском рынке г.Москвы практически все торговцы сухофруктами – выходцы из кишлака Сурх или г.Канибадама Согдийской области РТ. В Самаре на одном из центральных рынков очень много выходцев из крупного узбекского кишлака Кучкак Канибадамского района. Более того, практически все они являются жителями одной махалли, и, соответственно, дальними или близкими родственниками. [махалля – квартал, община – Н.З.]

Если говорить об адаптации и жизненных планах мигрантов, то, по моему мнению, их можно условно разделить на три части. Одна треть мигрантов сделала однозначный выбор в пользу проживания в России. Они открыто это признают, и не планируют возвращаться в Таджикистан, хотя и достаточно регулярно бывают на родине, помогают членам своей семьи. Эти люди, в основном, работают в России свыше 5 лет.

Вторая часть мигрантов также длительное время работает в России, но они не расценивают собственное положение как смену места жительства. Их основной мотив формулируется следующим образом: «Нам приходится так работать в силу обстоятельств. Жизнь заставляет». При этом мигранты проводят в России около 10 месяцев в году, возвращаясь на родину на 1-2 месяца.

Третья часть мигрантов планирует возвращение на родину. Чаще всего это новоприбывшие мигранты, пока не сумевшие адаптироваться в принимающей стране (не сумели найти работу, недовольны условиями работы и заработком). Кроме того, это молодые люди, стремящиеся заработать здесь на реализацию собственных планов (например, покупка машины, жилья), либо совмещающие работу и учебу, и планирующие возвращение домой после окончания учебы.

Таким образом, мы видим, что две трети мигрантов находятся в России в течение длительного времени. Каковы основные черты этнокультурного взаимодействия выходцев из Таджикистана в России? Как отмечает А.В.Черных: «Среди множества проблем, стоящих сегодня перед пермской диаспорой таджиков, можно выделить одну из главных – проблему социокультурной адаптации, «вписывания» в пространство пермского социума. Данная проблема имеет несколько аспектов. С одной стороны – необходимость «вписаться» в общество, определив сферу занятости, решив жилищные проблемы, освоив язык и культурные нормы. С другой – требование сохранить этническое лицо, что часто приводит к замкнутости, формированию корпоративности. Формы и особенности адаптации зависят от многих условий, в первую очередь – от целевых установок самих таджиков»23.

Условно можно выделить несколько уровней этнокультурных контактов таджикистанцев в России. На низовом уровне большинство мигрантов общаются с родственниками и ближайшими соседями, также выходцами из Таджикистана. Помимо мобилизации данного ресурса мигрантских сетей для поиска работы и решения проблем, люди общаются, совместно отмечают праздники, устраивая застолья, иногда посещают мечети. Молодые люди встречаются в своих компаниях в кафе.

Помимо общинной жизни, существуют зарегистрированные общественные объединения таджикистанцев. Таджикская диаспора с середины 1990-х годов стала создавать свои общественные объединения. Всего в Москве на сегодняшний день действует около 7 таких объединений – 3 из них официально зарегистрированы и аккредитованы при Московском Доме национальностей. Это:

- Региональное Общественное Объединение (РОО) «Таджикский культурный Центр» зарегистрирован 09.08. 1996 (№ рег. свид. 6487), председатель правления Хамракулова Хуршеда Давроновна.

- РОО «Таджикская диаспора «НУР» («Свет») зарегистрирована 10.06.1999 г. (№ рег. свид. 11342), возглавляет Лашкарбеков Бохшо Бохшоевич.

- РОО «Таджикская община» «Осмон», зарегистрирована 07.07.1999 (№ рег. свид. 11909), однако следует отметить, что ее лидеры Зухуров Б.С. и Пулоди В. Л. уехали в Таджикистан и в последнее время нет никакой информации о функционировании этой организации и его руководителях.

Указанные объединения на протяжении нескольких лет имели непосредственные контакты с Московским домом национальностей (МДН), где ими, а также посольством Республики Таджикистан были проведен ряд мероприятий (круглые столы, тематические заседания и др.)24.

Также таджикские РОО и Посольство Республики Таджикистан в РФ проводят свои мероприятия и в других общественно-культурных местах Москвы, таких как Российский Дом дружбы народов, Музее Востока, Библиотеке им. Н. Некрасова, некоторых кинотеатрах Москвы и др.

Наиболее активную культурную деятельность осуществляет объединение памирцев «Нур». В настоящий момент направления деятельности объединения таковы:

- 6 – 7 раз в год проводятся праздничные мероприятия, которые посещают по нескольку тысяч человек

- организована воскресная школа для детей членов общины «Ахлок ва маърифат», которую по субботам регулярно посещают более 30 учеников в возрасте 8-17 лет. Здесь дети изучают русский, английский языки, основы мусульманской религии. Проводятся занятия по культуре памирских народов, основам религии, английскому языку. Два раза при поддержке фонда Ага-Хана был организован летний детский лагерь в Тверской области.

- проведение «круглых столов» и других заседаний.

Таким образом, основным направлением работы РОО «Нур» является культурно-просветительская деятельность. Ряд мероприятий проводятся при финансовой поддержке фонда Ага-Хана; занятия с детьми проводят волонтеры. По оценке председателя общества Б.Б.Лашкарбекова, 45-50% памирцев, проживающих в Москве, посещают мероприятия РОО «Нур». Численность памирцев в Москве и Московской области он оценивает в 8 тысяч человек. Объединение не имеет возможности оказывать значительную помощь трудовым мигрантам, однако, в затруднительных ситуациях конфликтов с правоохранительными органами Москвы и области, руководители Нура могут оказать помощь советом и письмами-ходатайствами в милицию25.

РОО «Таджикский культурный центр» также осуществляет активную культурную деятельность. Центр был организован в 1995 г. по инициативе его председателя Х.Д.Хамракуловой с целью проведения культурных мероприятий – встреч соотечественников, выставок и т.д. По словам Хуршеды Хамракуловой, уроженки г.Самарканда, одной из главных задач было объединение соотечественников в тяжелый период гражданской войны в стране. Хуршеда Давроновна отмечает: «Время было такое, все были настолько разъединены и боялись друг друга, что два таджика, завидя друг друга на улицах Москвы, переходили на разные стороны дороги». Как упоминалось выше, Центр зарегистрирован при Московском доме национальностей; организует и проводит 2-3 мероприятия в год. Информирование о предстоящих мероприятиях проводится Хуршедой Давроновной лично, по телефону. В целом можно отметить, что Культурный центр вовлекает в свою деятельность представителей таджикской интеллигенции, в основном, давно переехавших на постоянное место жительства в Россию26.

Иное направление деятельности у Фонда «Миграция и право», которое возглавляет Гавхар Джураева. Объединение активно содействует решению многочисленных проблем таджикской общины: в оказании социальной, медицинской помощи, юридической поддержки, помогает в разрешении частых случаев невыплаты работодателями заработанных таджиками денег. Необходимо отметить, что юридическая, медицинская и иная помощь оказывается мигрантам бесплатно. Фонд публикует брошюры с рекомендациями трудовым мигрантам, собственными контактными данными. Ежемесячно обрабатывается большое число обращений. Информация о деятельности Фонда распространяется среди мигрантов в большинстве случаев изустно. Руководитель Фонда принимает участие в деятельности экспертного сообщества, принимает участие в мероприятиях по тематике трудовой миграции27.

Тем не менее, несмотря на наличие нескольких общественных объединений, большинство таджикистанцев, постоянно или временно проживающие в Москве крайне слабо информированы о жизнедеятельности их общины в столице, о проводимых мероприятиях.

Оценка собственного опыта работы и проживания в России

Было интересно узнать, как сами мигранты оценивают опыт работы в России. Как уже отмечалось, большинство таджикских мигрантов отличает позитивный взгляд на ситуацию. Признавая наличие ряда проблем, они склонны оценивать собственный опыт скорее положительно. Позволю себе процитировать ряд высказываний респондентов: «Есть положительные, есть отрицательные моменты. Нормально»; «Работа есть, бывает трудно, что делать. Если бы у меня сыновья были, разве бы я поехала?»; «Работаем, конечно, зарабатываем...»; «Работа здесь помогает скопить какие-то деньги»; «Тяжело, конечно; не очень нравится, а что делать? Русские не очень хорошо относятся, кому мы тут нужны на их голову?»; «В целом положительно. Особых проблем нет, только местные жители недружелюбны. Бывает, спросишь, как пройти, могут не посмотреть на тебя даже, не ответят».

Выводы

Результаты проведенного исследования трудовой миграции в Москве и Самаре являются, в некоторой степени, предварительными. Тем не менее, я полагаю, что некоторые выводу по профилю трудовых мигрантов, их стратегии, способах адаптации в России могут быть только подтверждены в последующем изучении проблемы.

Считаю важным еще остановиться на одной проблеме. Поскольку судить о степени адаптации мигрантов в принимающей стране и делать выводы об оценке ими собственного опыта можно по их высказываниям, появляется необходимость разговора о ксенофобии в российском обществе. Как видно из опыта мигрантов, общество в лучшем случае относится к ним равнодушно. Зачастую отношение к мигрантам склоняется в сторону враждебности. Всем известны шокирующие примеры действий скинхедов и националистов. Дело здесь, скорее, в оценке их действий обществом и властью. Как бы не декларировалось отношение к стратегии развития трудовой миграции на высшем уровне, все действия властных структур опровергают подобные заверения.

В целом, исследование трудовой миграции из Таджикистана может помочь обосновать эффективность присутствия мигрантов в нашей стране; узнать о практике социально-культурной адаптации трудовых мигрантов в принимающем обществе; ответить на глобальный вызов (challenge) международной миграции, выработать адекватную миграционную политику.

Усилиями правозащитников (в первую очередь, Лидии Графовой, Фонд переселенческих организаций и Гавхар Джураевой, Фонд «Миграция и право») удается добиться позитивных сдвигов. Так, миграционная амнистия объявлена в восьми регионах, в том числе, и в Подмосковье. 750 тысяч граждан других государств в 2005 году получили право на работу в Российской Федерации. Как сообщил 26января, заместитель директора Федеральной миграционной службы (ФМС) России Вячеслав Поставнин, это на почти 63% больше, чем в 2004 году. В текущем году Россия попытается адаптировать к нормальной жизни 1 млн. незаконных иммигрантов. «Трудовая иммиграция является самым массовым и динамичным миграционным процессом в России», — отметил чиновник. Однако количество незаконных мигрантов на территории России посчитать невозможно, констатировал он. Согласно экспертным оценкам, эти цифры варьируются от 5 до 14 млн человек, 80% из которых — выходцы из стран СНГ. Большинство из них — честные люди, работающие на благо собственных семей, подчеркнул Вячеслав Поставнин. Его поддержала заместитель начальника Управления внешней трудовой миграции ФМС Наталья Власова, отметившая, что РФ нуждается в трудовых мигрантах, т.к. они занимают те низкооплачиваемые рабочие места с неблагоприятными условиями труда, на которые сами россияне не претендуют. В то же время масштабный приток нелегалов тормозит интеграцию трудовых мигрантов в российский социум, а также приводит к расширению теневого сектора экономики, констатировал Вячеслав Поставнин. В настоящее время Федеральная миграционная служба планирует создать в России единую базу данных вакансий для трудовых мигрантов, что освободит работодателей от бюрократической волокиты, а мигрантам даст возможность трудиться на законных основаниях28.

Невозможно не приветствовать возможность подобных положительных сдвигов, которые явились результатом совокупной деятельности правозащитников, работающих в сфере трудовой миграции.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 Принудительный труд в современной России. Нерегулируемая миграция и торговля людьми. М., 2004. С.10-11.

2 Ежегодник Республики Таджикистан. 2003. Душанбе, 2003. С.64.

3 С.Олимова, И.Боск. Трудовая миграция из Таджикистана. Душанбе, 2003. С.15.

4 Ежегодник… С.74-75.

5 Указ. Соч. С.68.

6 Н.А.Зотова. Полевые тетради 1999 и 2005 гг.

7 О понятии «диаспора», диаспоре как исследовательской проблеме, различию понятий «диаспора» и «миграция» см., например, журнал «Диаспоры» (издается с 1999 г.); ст.В.А.Тишкова «Исторический феномен диаспоры» // Этнографическое обозрение. 2000, №2. С.43-63.

8 С.А.Панарин. Перспективы миграции коренных народов Центральной Азии в Россию: основные стимулы и ограничители // Перспективы миграции коренных народов Центральной Азии в Россию. Новосибирск, 2003. С.12, 18-20.

9 Права человека. ��рава трудящихся-мигрантов. Фактологический бюллетень №24. Всемирная кампания за права человека. ООН. Женева, 1997. Август. С.33. Бюллетень доступен также на сайте ООН в сети Интернет по адресу: http://www.un.org/russian/documen/convents/hr.htm

10 Миграция населения. Выпуск второй. Трудовая миграция в России. Под общей редакцией О.Д.Воробьевой. М., 2001. С.5; Права человека. Права трудящихся-мигрантов... С.35.

11 С.Олимова, И.Боск. Указ.соч.

12 Т.С.Каландаров. Памирские мигранты-исмаилиты в России. Исследования по прикладной и неотложной этнологии. №178. М., 2005.

13 Трудовые мигранты-таджики в условиях ужесточения миграционной политики России 2001-2003 гг. Дипломная работа студента 6 курса кафедры этнологии исторического факультета МГУ В.Семенова. М., 2003. Рукопись.

14 С.Олимова, И.Боск. Указ.соч. С.23.

15 Там же. С.27.

16 Там же. С.17.

17 В.Семенов. Указ. соч. С.44.

18 Принудительный труд в современной России. Нерегулируемая миграция и торговля людьми. Международная организация труда. М., 2004. С.31-35

19 Миграция населения. Выпуск второй. Трудовая миграция в России. Под общей редакцией О.Д.Воробьевой. М., 2001. С.113.

20 Н.А.Зотова. Полевая тетрадь 2005 г.

21 Газета «Коммерсант». №231. 8 декабря 2005 г. Цветное тематическое приложение «Банк». С.26.

22 С.Олимова, И.Боск. Указ.соч. С.51-55.

23 А.В.Черных. Таджики в Перми. Очерки этнокультурного развития. Пермь, 2004. С.12.

24 Информация об аккредитации общественных объединений и проводимых мероприятиях любезно предоставлена Н.В.Шиловым, докторантом ИЭА РАН и сотрудником Московского Дома национальностей.

25 Информация о деятельности РОО «Нур» любезно предоставлена Б.Б.Лашкарбековым, руководителем объединения.

26 Информация о деятельности РОО «Таджикский культурный центр» любезно предоставлена Х.Д.Хамракуловой, руководителем объединения.

27 Информация о деятельности Фонда «Миграция и право» любезно предоставлена Г.Джураевой и сотрудниками Фонда.

28 По материалам сети Интернет. http://www.mosreg.ru/news/4/2006/1/26/18394.html

Об авторе:

Наталья Зотова Александровна - кандидат исторических наук, научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН. Живет в Москве.


Источник: Фергана