Ильхом Исманов

Каждая история, о которой повествуется в этой книге, чем-то похожа на предыдущую и, вместе с тем, отличается от всех. История Ильхома Исманова отличительна тем, что, пройдя через все испытания и боль, он остался ЖИВ. И это уже вселяет надежду его жене и двум детям, дает силы идти дальше навстречу тому дню, когда они опять будут вместе.

А пока родным, как зловещий сон, вспоминается 3 ноября 2010 года, когда Ильхом был похищен неизвестными. Тот день перевернул всю их жизнь, перечеркнул все их планы и мечты. Похищение было спланированным и четким: прямо во дворе дома несколько людей в масках, угрожая оружием, надели Ильхому на голову мешок и посадили в машину.

Всю ночь Зарина, супруга Ильхома Исманова, не сомкнула глаз. Лишь на следующий день она узнала, что ее муж находится не в руках воображаемой страшной бандитской группы, а в здании Регионального отдела по борьбе с организованной преступностью города Худжанда.

Родственники смогли увидеться с Исмановым только 6 ноября... При встрече Ильхом не мог встать и даже пошевелиться, его ноги были перебиты. На свидании с женой он сидел на стуле в нижнем белье. Внимательная Зарина успела заметить, что на пальцах его рук были следы от ожогов током, а на шее виднелись несколько странных порезов. Но стоило ей склониться, чтобы тщательнее рассмотреть раны, как ее грубо выпроводили. В ту ночь Зарина совсем не смогла заснуть. «Его пытали» - мучительно вертелось в голове, а она ничем не могла ему помочь. От осознания своего бессилия ей становилось еще страшнее.

12 ноября, на десятый день фактического задержания, Исманова привезли в худжандский городской суд для избрания меры пресечения, закованного в цепи, с капюшоном на голове. Он еле шел с перебитыми ногами, как насто-ящий мученик...

Тогда состоялась первая встреча с адвокатом, на которой Ильхом показал свои руки со следами ожогов, рассказал, как во время дознания ему лили кипяток на голову. Адвокат сразу же стал ходатайствовать о проведении судмедэкспертизы, но суд отклонил ходатайство. На следующий день судья дал санкцию на арест Исманова и вынес частное определение, в котором указал на незаконные действия сотрудников РОБОП.

Дальше были долгие недели в местах предварительного задержания. У Ильхома началось воспаление легких и бронхиальная астма. Теперь Зарине, помимо передач с продовольствием, постоянно приходилось отправлять в СИЗО лекарства и медицинские препараты. Впрочем, родственники и по сей день передают для Ильхома все лекарства.

Зарина с содроганием в сердце вспоминает рассказ адвоката после первой встречи с Ильхомом, которая состоялась 19 февраля 2011 года. Свидание прошло наедине, и у Ильхома появилась возможность рассказать всё, через что ему пришлось пройти в РОБОП - как сотрудники пропускали через него ток низкой частоты, как он периодически терял сознание, как потом подключали его к розетке на 220 вольт... Боль была такая мучительная, что в один момент он, не выдержав дальнейших издевательств, выхватил электрический провод и ударил им себя в грудь. После того, как задержан-ный потерял сознание, милиционеры запаниковали и оттащили его в чулан, где облили холодной водой. Ему пригрозили расправой, если он пожалуется на пытки. 19 апреля 2011 года во время свидания с женой, Ильхом сообщил, что сотрудник прокуратуры в здании национальной безопасности, угрожая применением пыток, заставил подписать заявление о том, что его не пытали.

А пытки, по словам Ильхома, были изощренными - его били дубинками по пяткам, тряпкой перевязывали голову и затягивали с двух сторон, да так, что от боли он терял сознание. И это продолжалось ежедневно...

Многочисленные жалобы на незаконное задержание, применение пыток и отсутствие доступа к адвокату, остались безрезультатными. Отдел внутренней безопасности МВД по Согдийской области и областная прокуратура отрапортовали, что доводы о применении пыток и якобы имеющем место недопущении адвоката к подзащитному не подтвердились. Привлечение к дисциплинарной ответственности за несвоевременное оформление протокола задержания - это единственное, чем отделались сотрудники РОБОП УВД по Согдийской области.

Из постановления о дисциплинарном производстве: «Исманов И. 3 ноября 2010 года со стороны старшего оперуполномоченного регионального отдела Управления по борьбе с организованной преступностью Управления внутренних дел Согдийской области, майора милиции Кадырова Голиба Нодировича был приведен в отдел и до 10 ноября 2010 года удерживался без соблюдения требований УПК РТ. При расследовании материалов. Кадыровым Г.Н. были допущены легкомыслие и необоснованное затягивание при проверке имеющихся материалов, и своевременно не были приняты законные решения. Начальник этого же отдела Насимов К. во время проверки материалов не вел контроль за своими подчиненными для своевременного принятия законных решений, для устранений недостатков в работе Кадырова Г. необходимых мер не принимал. Таким образом, Насимов К. и Кодиров Г. за легкомыс-ленное исполнение служебных обязанностей и необоснованное затягивание во время проверки материалов в отношении Исманова И., заслуживают дисциплинарной ответственности».

Летом 2011 года начался суд по делу «53 истаравшанцев», на скамье подсудимых был также Ильхом. У него появилась последняя надежда обратить внимание суда на пытки, но его заявление осталось не услышанным. Его признали виновным в организации преступного сообщества и приговорили к 8 годам лишения свободы.

Адвокаты в поисках справедливости боролись до последнего. Осенью 2012 года состоялось рассмотрение дела в кассационной инстанции и заявление о пытках вместе с другими 42 заявлениями, которые проходили по уголовному делу, было направлено для проверки. Однако, несмотря на явные следы пыток и другие доказательства, Генеральной прокуратурой было отказано в возбуждении уголовного дела. Тем не менее, кассационная инстанция сократила срок отбывания наказания для Исманова до 6,5 лет. С учетом амнистии, ему осталось провести в заключении около 2 лет.

Зарина, супруга Исманова, часто смотрит в окно и очень надеется, что долгожданный день не за горами. Когда-то она также смотрела из окна своей квартиры во двор, ждала возвращения своего мужа из России, где он был на заработках. Она вспоминает, как дети радостно кричали «Папочка приехал!», как он раздавал им подарки и разные сладости.

«Эти мгновения счастья я вспоминаю постоянно, - делится Зарина. - Иногда мне кажется, что это уже никогда не повторится. То, что случилось с моим мужем, перевернуло жизнь не только мне. Это коснулось всех наших родных. Мама Ильхомджона сильно заболела, отец впал в глубокую депрессию, из которой не может выйти до сих пор. У меня у самой после увиденного и перенесенного часто болит сердце. Слава Аллаху, моя мама оказалась душевно сильным человеком и все свалившиеся на меня тяготы разделила со мной, поддерживала всем, чем могла».

Зарина уверена, что все обвинения, выдвинутые в отношении ее мужа, надуманные и не доказанные. «В том, в чем обвинили моего мужа, нет даже маленькой толики правды. Под ужасными пытками его заставили оговорить себя. Это как в русской пословице «Лес рубят - щепки летят». Вот одной из таких щепок и оказался мой муж Ильхом Исманов», - сказала женщина. 

Зарина вспоминает, как в начале этих событий было очень страшно. Как она боялась отправить сына одного в школу, как раздавались странные телефонные звонки, как слышались непонятные шорохи за дверями в подъезде, как поступали на электронную почту провокационные письма.

«Были обыски, допросы о том, в какой позе мой муж читает намаз, куда ходит, с кем общается. Давление оказывалось на всех, кто хоть как-то общался с моим мужем. Он ведь у нас очень общительный, жизнерадостный и справедливый. Старался не пройти мимо чужой беды и помогал всем, чем мог. Но когда с нами произошла эта беда, из-за боязни перед органами, с нами многие перестали общаться, а некоторые вообще уехали из города, зная методы допросов и общения в «отделах». Мой старший сын замкнулся в себе, перестал выходить гулять. Видя мои постоянно заплаканные глаза, понимал, что с папой случилось что-то ужасное. Но Аллах милосерден. Милость его безгранична, он дал Ильхомджону силы выдержать все пытки, остаться живым ради своих детей, ради своей семьи. Сейчас, когда кажется, что самое страшное позади, пугает то, что все страшное еще впереди. Мы постоянно ощущаем давление властей, при малейшем ЧП в городе к нашей семье проявляют усиленное внимание», - рассказала Зарина.

По ее словам, после того, что произошло с Ильхомом, их семья потеряла доверие к государству, которое называет себя демократическим и правовым. «Мы прошли через наглую ложь судей, судмедэксперта. Когда мой муж был только подозреваемым, его привезли в суд на получение санкции, всего закованного в цепи по рукам и ногам, тем самым, они хотели скрыть следы пыток. Я видела это все собственными глазами. Эта картина будет вечно стоять у меня перед глазами. Чувство несправедливости, а самое главное, беззащитности от произвола некоторых государственных чиновников острой болью отдается в наших сердцах», - продолжила женщина.

Теперь она живет от свидания к свиданию. И каждый раз, когда она собирает клетчатую сумку для передачи, сначала аккуратно проверяет, все ли лекарства купила. «Когда я еду на свидание в тюрьму, вижу своего мужа за решеткой в черной тюремной робе, у меня лишь одно желание - поскорее бы все это закончилось», - делится Зарина.

Она мечтает, что пройдут эти два года, и солнце вновь заиграет яркими лучиками в кудрях ее сыновей и где-нибудь уже в другой стране они опять весело закричат: «Папочка приехал!».


По материалам книги «Сломанные судьбы, отнятые жизни», 

Автор: Наргис Хамрабаева, редактор: Наргис Зокирова, при содействии Amnesty International