Мнение:

Десять лет назад бабушка Умарали Мехринисо в том же городе потеряла сына, которого убили неизвестные. Если бы уже тогда все те, кто должен был реагировать, включая ее саму, довели то дело до конца, смерти внука не было.

Je suis Umarali

Смерть пятимесячного грудничка Умарали Назарова должна была потрясти  общество. Но этого не произошло. Трагедия задела его семью, вызвала пикет трехсот человек, заставила поговорить об этом полчаса на специальных ресурсах, оживила часть народу в соцсетях, шелохнула д��пкруги и некоторых чиновников. 
И все: никаких массовых манифестаций с лозунгами «Je suis Umarali», никаких часовых программ Малахова в прайм-тайм на федеральном ресурсе, никакой реакции российских депутатов и их таджикских коллег, которые бы обличали кого-либо с неистовством римских трибунов... 
Несколько дней назад я стоял в очереди в ФМС: встаешь в три утра, стоишь на холоде до девяти на улице, топчешься в казенных коридорах без скамеек до 12 и молишься, чтобы человек в голубенькой рубашке все-таки милостиво принял твои бумажонки, а не раздраженно кинул - там ошибки, идите заново, выстаивайте свой десятый круг... Я задал стоящим со мной вопрос, знают ли они о смерти младенца в Питере. Было человек 40 из Узбекистана, Таджикистана, Украины, Киргизии и Бог знает, каких еще стран. И никто ничего не знал об этой трагедии. А узнав, поохали и забыли через пять минут. 
Кто-то попытался использовать смерть младенца для того, чтобы связать фашизм и нынешнюю Россию. Хотел бы сказать, что тот человек - малограмотный идиот, но ведь нет, он умен и это выгодно определенным кругам: раскачивать подобный вброс. Любой здравомыслящий человек понимает, в чем отличие перегибов системы, ее равнодушия, бюрократичности, кретинизма, в конце концов, от госполитики фашизма и нацизма. 
 Я знаю, что этот случай ничего не изменит. Я знаю, что никто персонально не будет наказан - вероятнее всего, будут написаны директивы с запретом изымать в таких случаях детей. И больше изымать не будут. Но произойдет еще одна трагедия, которая не была предусмотрена предыдущим распоряжением. Будет небольшое волнение и снова циркуляр. И так бесконечно. Система не изменится. 
Почему? 
А почему она должна меняться? Она-то работает худо-бедно, функционирует. Начни ее менять - вообще все может  полететь к чертям, кому это нужно? Уж точно не ей самой. 
Относительно недавно работала другая система: 14-16-часовой труд, никаких отпусков, больничных, выходных... Да, именно, начало века прошлого. Ту систему сломали ее винтики - рабочие, которые устраивали стачки, саботировали деятельность заводов, фабрик и доказали, что эта система больше не работает. И ее поменяли с помощью профсоюзов: сейчас есть отпуска, отгулы, нормированный рабочий день и прочие блага. 
Система не будет никогда ломать саму себя, она начинает меняться только под давлением внешних факторов или винтиков, когда прежнее ее функционирование становится невозможным. В нашем случае такими факторами могут быть: 
1. Реакция стран-доноров мигрантов.  Где в случае с этим малышом хоть какая-то реакция президента Таджикистана Эмомали Рахмона? В конце концов, Таджикистан не Китай и смерть даже одного, пусть еще только маленького человечка, уже потеря. Где официальная реакция парламента, вернее обеих его палат? Где выезд парламентской делегации на место трагедии, создание межправительственной комиссии по расследованию (вспомните крушение самолета польского президента под Смоленском)?  Никто не мешает таджикской стороне отреагировать аналогично... Нужно ли мигрантам содержать этих товарищей, которые питаются с их рук и им же в ладони плюют?  Где хотя бы человеческая реакция на смерть ребенка: соболезнования, денежная помощь, юридическая поддержка, чтобы депортированную мать вернуть на место трагедии? 
2. Реакция самих мигрантов. Мы сами виноваты в том, что произошло.  Что мы сделали, чтобы привлечь внимание к этому случаю? Поохали в соцсетях и перепостили статью из «Новой газеты» (кстати говоря, единственная по-настоящему добротная статья из всех, причем издание - российское, таджикские СМИ этим вообще не озаботились)? Спасибо тем тремстам людям, что вышли на пикет у здания консульства в Питере, именно после этого все сдвинулось. Только почему другие не выходят? Сейчас в России около миллиона таджиков, больше двух - узбеков, по пол миллиона киргизов и азербайджанцев. Представляете, если бы хотя бы десятая часть этих людей вышли в определенный час и день прогуляться под зданиями своих диппредставительств, случайно так, почти недоговариваясь... 
3. Реакция диаспор и общественных объединений. Эти организации как раз и должны стать аналогом профсоюзов, которые выскажут консолидированное мнение мигрантов. Вот только я, несмотря на то что постоянно сталкиваюсь с такими организациями, знаю в лучшем случае 10 человек, которые реально этим занимаются. Остальные то ли что-то пилят, то ли прикрывают власти тех стран, чьих граждан они представляют, как бы. 
Этот случай ничего не изменит еще и потому, что, скорее всего, обвинят во всем семью. Не зря в квартире, где живут мигранты, несколько раз проводили обыски с собаками (ну не закаканные же пеленки искали натасканные на взрывчатку и героин мухтары). А теперь на родителей и вовсе завели дело за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего. Не лечили, не показывали врачам, не купили Айпод - любой предлог, чтобы найти виноватого не среди своих сотрудников. Вот только тельце уже давно отправлено на вскрытие, а официальных результатов, которые бы показали, что ребенок чем-то болел, всё нет. 
Десять лет назад бабушка Умарали Мехринисо в том же городе потеряла сына, которого убили неизвестные. Если бы уже тогда все те, кто должен был реагировать, включая ее саму, довели то дело до конца, смерти внука не было. 
Если сейчас кто-то отважится собрать людей «прогуляться» в определенном месте в определенное время с надписями Je suis Umarali - я пойду, хоть и не таджик, хоть и не знал семью, хоть и не из той социальной страты, что они. 
А ты? 


Андрей Рябченко

_______________________________
ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ:

Добавить комментарий

Loading