Интервью с «Тасним»: Анализ последних событий в Таджикистане


Сайидюнуси Истаравшани в беседе с иранским информагентством «Тасним» прокомментировал последние события в Таджикистане, в частности последний визит президента Таджикистана Эмомали Рахмона в Саудовскую Аравию, а также занятие Таджикистаном враждебной позиции по отношению к Исламской Республике Иран.


Таджикистан в 2015 году без вразумительных причин объявил ПИВТ «террористической партией». 

Причиной враждебной позиции Эмомали Рахмона – президента Таджикистана по отношению к Ирану послужило то, что не так давно Таджикистан без вразумительных причин объявил ПИВТ «экстремистской и террористической» партией. Но на конференцию «Исламское единство», проходившую в последние дни минувшего года в Тегеране, был приглашен лидер ПИВТ Мухиддин Кабири, более того, его представили как почетного гостя. Встреча Мухиддина Кабири с духовным лидером Ирана, широкая огласка этого события, публикация фотографий и освещение этой встречи стало причиной недовольства руководства Таджикистана. Эти события произошли до визита Эмомали Рахмона в Саудовскую Аравию, а послу Ирана в Таджикистане была вручена нота протеста.


Многие годы Иран занимает дружественную позицию к ПИВТ.

Руководство Таджикистана прекрасно знает, что Иран поддерживает исламские движения, так же отлично знает, что лидер ПИВТ посещает Иран и встречается с высшим руководством этой страны. Даже около 15 лет назад, во время гражданской войны в Таджикистане, которая при активном участии Ирана и России закончилась примирением сторон, противостояние между официальными властями и ПИВТ имело место. Но Иран в тот период поддерживал ПИВТ, и руководство Таджикистана не выражало недовольства по этому поводу, хотя и было в курсе. И перед встречей Мухиддина Кабири с руководством Ирана в конце 2015 года, правительство Таджикистана было в курсе, что отношения иранской стороны и руководства ПИВТ искренне теплые. 

Поэтому возникает вопрос – почему именно сейчас руководство Таджикистана использует этот повод для охлаждения отношений между странами и занятия анти-иранской позиции? 


В этом вопросе Саудовская Аравия играет ключевую роль. 

Саудовская Аравия с помощью финансовых рычагов стремится изменить позицию Таджикистана по отношению к Ирану. Руководство Таджикистана поначалу намеревалось войти в «исламскую коалицию» - военный альянс, организуемый Саудовской Аравией. 

Последний визит Эмомали Рахмона в Саудовскую Аравию продлился три дня. В течение переговоров, проведенных во время визита, Эмомали Рахмон получил обещание помощи в размере 105 миллионов долларов США. 

Абсолютно ясно, что обещая эти деньги, руководство Саудовской Аравии добивается дистанцирования Таджикистана от Тегерана, нагнетая враждебную обстановку между двумя странами. Президент Таджикистана вдруг заявляет, что Кабири - «террорист», а Иран поддерживает терроризм. 

Почему раньше на эту тему не возникали вопросы, когда Кабири посещал Иран для участия в различных исламских конференциях? Ответ очевиден – причиной является политика Саудовской Аравии, которая последнее время настраивает дружественные страны портив Ирана. 

Таджикистан без какой-либо внятной причины объявил ПИВТ «экстремистской и террористической». Однако, до сих пор со стороны ПИВТ не было замечено призывов или действий экстремистского характера. Только правительство Таджикистана настаивает на том, что эта партия «экстремистская», но ни одно другое государство не признаёт ПИВТ «экстремистской», в частности, Мухиддин Кабири проживает в Европе, и ни одно европейское государство не считает представителей ПИВТ экстремистами или террористами. 

Недовольство руководства Таджикистана и ухудшение отношений с Тегераном выглядит странным, а инцидент с ПИВТ использован как предлог для дистанцирования Таджикистана от Ирана с тем, чтобы выслужиться перед руководством Сайдовской Аравии. 

Господина Худойберди Холикназарзода – глава центра стратегических исследований при президенте Таджикистана, заявляя о том, что «страны, которые так поступают с нами, пожалеют об этом», конечно, имел в виду Иран. 

Но давайте проанализируем, кто пострадает в этой ситуации? Иран реализовал в Таджикистане немало крупных проектов, в том числе ГЭС «Сангтуда - 2», соединил север и юг Таджикистана пяти километровым туннелем, и в трудные моменты Иран всегда был рядом с Таджикистаном. Когда Узбекистан ввел блокаду Таджикистана, именно Иран поддерживал Таджикистан. 

И если на самом деле, не дай Всевышний, отношения между этими двумя странами ухудшатся, в первую очередь от этого пострадает Таджикистан, а не Иран.


_______________________________
ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ:

Добавить комментарий

Loading