Таджикистан: как живут семьи арестованных исламистов

Родные арестованных сторонников запрещенной в Таджикистане исламской партии настоятельно призывают официальный Душанбе провести беспристрастное и объективное следствие по делу таджикских исламистов.

В Таджикистане растет влияние ислама

За последние несколько месяцев в стране были арестованы более 100 членов религиозного объединения, в том числе практически весь политический совет партии.

Еще сотни сторонников Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), опасаясь преследования и арестов, были вынуждены покинуть страну.

В конце сентября прошлого года Верховный суд Таджикистана на основании иска надзорного ведомства страны запретил деятельность единственной в Центральной Азии исламской партии, признав её террористической.

Суд постановил закрыть газету "Наджот" и одноименный сайт, принадлежавшие ПИВТ. Вся литература, видео и аудиопродукция таджикских исламистов также объявлены вне закона.

В конце октября прошлого года таджикский МИД обратился с просьбой к представителям иностранных СМИ, аккредитованных в стране, "воздержаться от ввоза, распространения и перепечатывания аудио- и видеопродукции, газет, литературы и листовок ПИВТ".

Лидеру ПИВТ Мухиддину Кабири, находящемуся сейчас за пределами страны, обвинения предъявлены заочно, он объявлен в международный розыск по линии Интерпола.

Генеральная прокуратура Таджикистана обвинила Кабири в непосредственной организации вооруженного мятежа, учиненного 3-5 сентября 2015 года заместителем министра обороны страны генералом Абдухалимом Назарзода. Позже этот военный мятеж назвали попыткой государственного переворота, подготовка к которому по версии властей шла в течение пяти лет.

Сам Мухиддин Кабири категорически все обвинения отвергает.


Уныние и страх в семьях

За сухими информационными сообщениями о задержаниях и судах над членами исламской партии практически незамеченными остаются судьбы их родных и близких.

По словам правозащитников, положение родных и близких этих людей незавидное. Они подвергаются преследованию и давлению со стороны правоохранительных органов и таджикских спецслужб.

Лидер ПИВТ Мухиддин Кабири объявлен в международный розыск
Родственников членов исламской партии нередко вызывают в Государственный комитет национальной безопасности на "профилактические беседы".

Правозащитники сообщают о неоднократных приглашениях родных Мухиддина Кабири в ГКНБ страны, включая 95-летнего отца, которого две недели назад власти сняли с рейса Душанбе – Стамбул. Пожилой мужчина намеревался выехать из страны на лечение к детям.

Многие семьи арестованных исламистов, оставшись без кормильца и с малолетними детьми, оказались в трудном финансовом положении.

Большинство из них запуганы и скептически оценивают шансы на проведение беспристрастного следствия.

Об унынии и страхе, царящем среди родных, свидетельствует и тот факт, что из многочисленных родственников, с кем мне удалось встретиться и пообщаться, только один человек решился не скрывать своего имени и поговорить.

От общения с журналистами отказываются и адвокаты арестованных, опасаясь лишения лицензии на адвокатскую деятельность.

Все остальные просили не называть их имен, опасаясь осложнить положение своих близких в СИЗО.

Многие из них также рассказали мне, что следственные органы предостерегают их от общения с журналистами и рекомендуют не давать интервью СМИ.


"Весточка из СИЗО"

"Каждое утро начинается с того, что мы посещаем СИЗО, передаем продукты питания, еду, лекарства, теплые вещи родным. И таких, как мы, очень много. Выстаиваем очереди, пытаемся получить весточку о родных, о том, как они себя чувствуют, не болеют ли", - рассказала Русской службе Би-би-си Ниссо Хаийт, жена заместителя председателя исламской партии Махмадали Хаийта.

Молодая женщина призывает таджикские власти быть объективными и непредвзятыми по отношению к своим политическим оппонентам.

"Мой муж невиновен в том, в чем его обвиняют. Я прошу президента страны о беспристрастности. Очень хотелось бы, чтобы он взял под свой контроль ситуацию с членами исламской партии, чтобы избежать крайности и мести", - продолжает она.

Ниссо Хаийт признается, что труднее всего приходится сейчас ее детям.

"Представьте, каково ребенку, который смотрит детский канал, а там показывают его отца и называют его террористом. Следствие еще идет, суд решения не вынес, а по всем государственным телеканал сотни людей объявлены экстремистами. Это сложно принять. Почти все семьи сейчас испытывают финансовые сложности", - говорит она.


Преследования адвокатов

Практически сразу после того, как были задержаны сторонники ПИВТ, был арестован и их адвокат Бузургмехр Еров, первым сообщивший о пытках и избиениях, которым подвергались его подзащитные.

По словам адвоката, следственные органы требовали от исламистов признать вину в заговоре против действующей власти и попытках госпереворота. Он сообщил об избиении заместителей лидера исламской партии Саидумара Хусайни и Махмадали Хаитова.

МВД страны обвинило известного таджикского адвоката в мошенничестве, подделке документов и экстремизме.

За день до своего ареста Бузургмехр Еров заявил о намерении создать комитет защиты членов исламской партии Таджикистана.

"Все, что нам удается у��нать о положении наших родных в СИЗО, рассказывают сотрудники изолятора. В камерах по 20 человек, и это разные люди, и больные, и те, кто задержан за совершение тяжких преступлений. Все они содержатся вместе. Это вызывает у нас серьезную обеспокоенность за безопасность родных. И конечно, содержание родных в СИЗО - очень дорогое удовольствие. Многие продают недвижимость, чтобы приносить в СИЗО еду и лекарства", - объясняют родственники известного таджикского адвоката.


Тяжкие обвинения

По данным МВД, члены исламской партии обвиняются в тяжких преступлениях, таких как терроризм, экстремизм, попытка государственного переворота, свержение конституционного строя и убийства. При этом комментировать детали дела следственные органы отказываются, так как уголовные дела против членов ПИВТ объявлены секретными.

В партии считают произошедшее продолжением политики давления и преследования со стороны властей.

"Члены партии, находящиеся в заключении, лишены элементарных прав. Они подвергаются пыткам, психологическому насилию. Ни у правозащитников, ни у адвокатов нет возможности проследить ситуацию, потому что посещать их, поднимать вопрос о нарушении их прав запрещено", - заявил Русской службе Би-би-си представитель ПИВТ Махмуджон Файзрахмонов.

"Они лишены даже права на защиту. Независимые адвокаты арестованы. Родные заключенных, решившихся рассказать правду журналистам, подвергаются давлению. Их пугают ухудшением положения арестованных в СИЗО. Они могут быть подвергнуты физическому насилию, поэтому люди боятся и избегают общения с журналистами", - добавил представитель ПИВТ.

Правозащитники обеспокоены судьбой единственной женщины-члена исламской партии Зарафамо Рахмоновой.

Мать четверых детей нуждается в медицинской помощи, сообщается, что у нее серьезные проблемы со здоровьем.

Правозащитники сообщают, что 44-летняя Рахмонова страдает болями в области сердца, почек и все это происходит на фоне нервного истощения и глубокой депрессии.

Генеральная прокуратура отказала в разрешении посетить сторонницу ПИВТ ее родной сестре и представителям Красного Креста.


Объективное следствие

Между тем таджикские власти отвергают все обвинения о пытках и утверждают, что следствие ведется объективно и честно.

"Следствие по делу членов ПИВТ продолжается, и ведут его самые опытные следователи. Уже собраны доказательства вины арестованных в дестабилизации ситуации, призывах к свержению конституционного строя и созданию исламского государства", - заявил Би-би-си Шермухаммад Шохиен, председатель Верховного суда Таджикистана.

По его словам, "партия финансировала преступные группировки. Уголовные дела против ПИВТ ведутся в закрытом режиме, на них наложен гриф секретности".

Попытки властей контролировать религиозную жизнь своих граждан лишь обострили отношения верующих и государства, считают наблюдатели.


Почему радикализуется таджикское общество?

По мнению аналитиков, главными причинами радикализации таджикского общества и популярности религиозных течений являются безработица, нерешенность социальных вопросов и социальная несправедливость.

Запрет Исламской партии и уголовное преследование ее сторонников, считают большой политической ошибкой официального Душанбе, даже те, кто никогда не являлся сторонников религиозного объединения.

"ПИВТ ушла в подполье. Внутри Таджикистана остались тысячи рядовых членов ПИВТ, многие из которых фактически не участвовали в активной политической деятельности", - говорит таджикский политолог Парвиз Муллоджонов.

Надежда Атаева, президент Ассоциации по правам человека в Центральной Азии, считает что репрессии способствуют радикализации общества

"Вопрос заключается в том, будут ли эти люди испытывать в дальнейшем давление со стороны государства и правоохранительных органов? Чем больше людей будут затронуты полицейским прессингом, будут по поводу и без повода вызываться на допросы и привлекаться к расследованию в качестве обвиняемых, тем больше будут радикализироваться как они сами, так и их окружение. Соответственно, тем больше будет и поддержка ПИВТ на местах, тем быстрее будет расти ее социальная база и количество радикально настроенных сторонников и просто сочувствующих партии граждан", - продолжает он.

Ранее международная правозащитная организация Human Rights Watch, Норвежский Хельсинкский комитет и Ассоциация по правам человека в Центральной Азии призвали США и ЕС оказать давление на официальный Душанбе с целью незамедлительного освобождения активистов Исламской партии страны.

Правозащитники требуют предоставить общественности доказательства вины арестованных исламистов, а также допустить к ним адвокатов и родственников.

В HRW эти аресты назвали "полномасштабной атакой на инакомыслящих в Таджикистане".

Правозащитные организации обращают внимание на то, что последним массовым арестам сторонников Исламской партии предшествовали долгие кампании по дискредитации оппозиционных политиков как внутри страны, так и за её пределами.

"Таджикистан зачищает независимых адвокатов. И одновременно создает условия для утраты доказательств в совершении внесудебных расправ и внесудебных казней. А безнаказанность ведет к отсутствию справедливости. Такая практика убивает у граждан доверие и уважение к власти", - отмечает Надежда Атаева, президент Ассоциации по правам человека в Центральной Азии.


Источник текста и изображений: Анора Саркорова, Русская служба Би-би-си, Душанбе

_______________________________
ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ:

Комментарии закрыты