Эмомали Рахмон ослабил свою власть

В Таджикистане вчера были объявлены предварительные итоги выборов в нижнюю палату парламента, прошедших 1 марта. Фаворитом гонки стала Народно-демократическая партия Таджикистана (НДПТ), которую возглавляет президент Эмомали Рахмон. За нее отдали голоса более 70% избирателей. Основной соперник – вторая по численности и популярности оппозиционная Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) не преодолела избирательный барьер. В аутсайдерах оказались и социал-демократы. Эксперты считают такой исход «пирровой победой власти».


Лидер ПИВТ Мухиддин Кабири, рассчитывающий получить в новом составе правительства 10–12 мест, заявил журналистам о массовых фальсификациях во время голосования и обработки протоколов. На пресс-конференции в Душанбе он заявил, что ПИВТ не признает и будет оспаривать озвученные ЦИКом итоги выборов. «От сфальсифицированных выборов проиграл народ, и это не в пользу властей. Я бы не хотел, чтобы правительство Таджикистана стало объектом критики», – отметил Кабири. Впервые в новейшей истории Таджикистана после подписания в 1997 году Общего мирного соглашения между правительством и оппозицией ПИВТ не смогла преодолеть пятипроцентный барьер и не будет представлена в парламенте, если только представители этой партии не победят в одномандатных округах, результаты голосования в которых по большей части не объявлены.


«На Партию исламского возрождения Та��жикистана (ПИВТ) поставили клеймо партии войны. Ей мешали на протяжении всей предвыборной кампании», – заявил на пресс-конференции в Душанбе глава миссии наблюдателей ОБСЕ Миклош Харасти, в очередной раз не признавшей выборы в Таджикистане демократическими. В своем отчете ОБСЕ отметила многочисленные нарушения: «Хотя выборы и были обеспечены некой политической альтернативой, однако кампания прошла в условиях запретов, а честный подсчет голосов не был гарантирован». Посольство США в Душанбе распространило пресс-релиз, в котором также сообщило о фактах фальсификации.


Лидер Компартии Шади Шабдолов назвал выборы «политическим фарсом» и оценил их как «непрозрачные и недемократичные». Компартию в парламенте будут представлять депутаты Иброхим Абдуллозода и Джаббор Ахмедов, победившие в одномандатных округах.


Однако власти не обращают внимания на критические замечания. По словам председателя Центральной комиссии по выборам и референдумам Таджикистана Шермухаммада Шохиена, выборы в нижнюю палату парламента и местные законодательные органы республики прошли в спокойной обстановке, в рамках законодательства и при активном участии избирателей. Явка составила 81% из общего числа более 4318 млн избирателей. Из них более миллиона находятся на заработках в России и других странах и не имели возможности исполнить свой гражданский долг.


В том, что во время выборов возможны фальсификации, эксперты не сомневались. Но никто не ожидал подобного результата. «Это больше чем преступление власти. Это ошибка. Власть фактически загоняет оппозиционные силы в подполье. Это приведет к радикализации ПИВТ, и эту радикализацию лидер партии Мухиддин Кабири сдержать не сможет», – сказал «НГ» член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко.


С ним согласен эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев: «ПИВТ является уникальным политическим механизмом, позволяющим реализовать часть протестного потенциала в обществе, базирующегося на религиозной идеологии, в легитимных рамках. Отсутствие возможностей реализовывать или хотя бы артикулировать эти настроения будет способствовать росту протестного радикализма и расширяет возможности влияния в обществе экстремистских группировок, укрепляет базу их социальной поддержки. Поэтому удаление ПИВТ из парламентского процесса, как результат прошедших выборов, похоже на пиррову победу нынешнего руководства Таджикистана». По словам эксперта, вместо цивилизованных и мирных парламентских дискуссий, во многом являющихся лишь «выпусканием пара», общество и власть могут получить новое издание исламистской оппозиции начала 1990-х годов. «В условиях достаточно высокой религиозности населения, особенно в сельской местности, в регионах с почти катастрофической социально-экономической ситуацией, используя нынешний маневр, власть рискует», – считает Князев. Выборы прошли мирно и без каких-либо серьезных эксцессов, но уже в ближайшие месяцы Таджикистан столкнется с серьезным вызовом в виде возвращения нескольких сотен тысяч трудовых мигрантов, не востребованных в условиях кризиса и санкций в России. «Важно, что среди трудовых мигрантов довольно широко распространены идеи политического ислама, зачастую в его джихадистских формах, действующие радикальные группировки получат в их лице серьезный мобилизационный ресурс, которому в самой республике власти не могут предложить никакой адекватной востребованности, сотням тысяч рабочих мест просто неоткуда взяться», – отметил эксперт.


Алексей Малашенко считает, что в нынешних условиях «президент Рахмон пытается действовать по-казахски и по-узбекски», когда де-факто единоличным правителем является президент. Но у Рахмона такого потенциала нет. «Для Таджикистана, пережившего гражданскую войну, имеющего реальную оппозицию и состоящего из разных регионов, это очень опасно. Рахмон не сможет создать такого режима, как, например, создал президент Узбекистана Ислам Каримов. Он сам себе подписал приговор. Теперь его существование – вопрос времени», – сказал эксперт. По его словам, оппозиция, формирующаяся в Таджикистане, – это не российская оппозиция, которая мирно выходит на Болотную. «Это ошибка президента. У него единственный выход – и дальше закручивать гайки. А мы знаем, чем заканчивается закручивание гаек в таких государствах», – заключил Малашенко.

Виктория Панфилова.

Источник: Независимая Газета

_______________________________
ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ:

Комментарии закрыты