Мнение:

Кумриниссо Хафизова: "...Также хочу сказать, я молю Всевышнего, что бы Он дал мне силы дожить до того дня, когда падет этот режим, когда придет конец диктатору Рахмону. Я мечтаю и молю Аллаха, чтобы в Таджикистане начались перемены, о которых так мечтал Умарали. Я молю Всевышнего, чтобы для нашей страны и нашего народа эти черные дни поскорее закончились."

Кумриниссо Хафизова: "Умарали жив в сердце народа..."

Интервью с Кумриниссо Хафизовой, вдовой основателя и первого лидера общественно-политического движения "Группа 24" Умарали Кувватова. 

Кумриниссо, добрый день. Спасибо, что нашли время и силы рассказать о тех трагических днях и о ситуации, сложившейся вокруг Вашего супруга. После циничного убийства Умарали осталось множество вопросов, на которые хотелось бы получить ответы из Ваших уст.

Кумриниссо Хафизова: Добрый день.

С момента трагедии прошло уже более четырех месяцев, скажите, как себя чувствуют дети, как переживает Ваша семья эту громадную потерю? 


Кумриниссо Хафизова: Это очень тяжело, мы лишились всего. Потеря мужа и отца для нас сродни погасшему солнцу. В доме нет больше детского смеха и радости, которые были еще несколько месяцев назад. Дети в одночасье повзрослели, они, так же как и я, ощущают на себе всю тяжесть скорби и утраты. Старший сын не может забыть ту ужасную ночь, у него перед глазами постоянно картина убийства его отца, так как он видел всё это своими глазами. А младшая дочь не может смириться с тем, что отца больше нет рядом. Она каждое утро поет песенки для него, как это делала и раньше. Мы потеряли самое дорогое, что было в нашей семье, и это не деньги, имущество или положение в обществе, а любящий муж и заботливый отец. Знаете, когда случилась трагедия я была на первом месяце беременности, и вот через несколько месяцев, дай Бог, на свет появится еще один ребенок Умарали, который так никогда и не увидит своего отца живым, не почувствует его любовь и заботу, не услышит его советов и добрых слов. Это ужасно, я врагу своему не пожелаю такой судьбы… 

Кумриниссо, понимаю, что Вам тяжело это вспоминать, но хотелось бы услышать от Вас, как от очевидца, что же случилось в ту ночь, как произошла эта трагедия?

Кумриниссо Хафизова: В тот вечер, Сулейман Каюмов пригласил моего мужа к себе домой, Умарали доверял ему, так как это было уже не первое приглашение, и до той трагедии мы не раз встречались в разных кафе, а он сам часто оставался у нас с ночевкой. Сулейман сказал моему мужу, что хотел бы провести поминки его отца и приготовить плов – Умарали согласился прийти вечером. Мы с детьми собрались, и пошли к нему домой. Мы сидели за дастарханом, когда принесли соки и йогурты для детей, на вкус они были очень горькими, но мы ничего не заподозрили. Сам Сулейман, сославшись на то, что простыл и у него болит горло, ничего не пил и не ел. Только потом мы поняли, почему он себя так повел. Сначала плохо стало нашим детям, а потом и мне. Умарали забеспокоился и сказал, что нужно собираться. Усманчик (прим. ред.: сын Умарали) был на столько ослаблен, что не смог даже сам одеться, мой муж одел его, и мы вышли на улицу. Силы покидали нас, у меня стали отказывать ноги, Умарали держал одной рукой мою руку, а второй Усманчика, и все время повторял «Все будет хорошо, держитесь, держитесь, сейчас мы поедем в больницу…». Умарали попросил Хусейна Ашурова, который тоже был с нами, и Сулеймана Каюмова поймать нам такси. Когда они ушли, мы остались одни: я, Умарали и два наших сына – Усман и Абубакр. Мы сделали несколько шагов, у меня закрылись глаза, и я больше не могла идти. Умарали остановился, чтобы мы немного передохнули, в той руке, которой я держалась за мужа у меня была сумка, в тот момент я вообще ничего не понимала, но вдруг моя сумка падает на землю и я сквозь дурман услышала крик сына. Я заставила себя открыть глаза и увидела, что мой муж лежит на земле, во лбу у него была большая дырка и из нее сильно хлестала кровь. Я обхватила его голову и начала кричать что было сил, звать на помощь, оглядываясь по сторонам, пыталась увидеть, кто стрелял, но убийцы уже не было. Люди вышли из домов, кто то вызвал скорую и полицию. Знаете, прокручивая сейчас в голове тот момент, могу сказать одно – я не слышала выстрела, я не видела кто стрелял, хотя была рядом с мужем и держала его за руку, все произошло мгновенно, все это говорит о том, что убийца был профессионалом. Я держала Умарали за руку, она была теплой, в голове крутилась одна мысль, что он выживет, он поправится… У него пошли кровавые слезы из глаз. Мой муж умер у меня на руках. Но это я поняла только тогда, когда его накрыли чем то, я осознала, что потеряла мужа навсегда… Мой рассудок снова помутился, в себя я пришла только через день, уже в больнице. У меня была истерика, я кричала и плакала, врачи делали мне уколы, ставили капельницы. Дольше всех из нас, без сознания был младший сын Усман, он четыре дня не приходил в себя. 

А как Умарали познакомился с этим Сулейманом?

Кумриниссо Хафизова: Мой муж постоянно ходил в мечеть, там собирались его сторонники и они обсуждали положение дел в Таджикистане, там Умарали и познакомился с Сулейманом.

Ваш муж рассказывал Вам о своих делах?

Кумриниссо Хафизова: Да, мой муж никогда от меня ничего не скрывал. Я знала все, что он делал, с кем общался, что говорил и что думал. Да и скрыть это было не возможно, Умарали открыто выступал против режима, он общался с людьми как в «Зелло» так и в социальных сетях, Умарали встречался со всеми, кто хотел с ним поговорить, он был очень открытым человеком.

А Вы не предупреждали его, что среди этих людей могут быть те, кто желает Вам зла?

Кумриниссо Хафизова: Я постоянно ему говорила об этом, предупреждала его. Эти три года у нас были очень тяжелыми, мы сильно мучились. Тяжело было как морально, так и финансово. Очень много денег уходило на адвокатов, когда он попадал в тюрьмы. Дети недоедали, иногда спали на полу в съемных квартирах, мы не могли купить детям нормальную одежду. Все это сильно угнетало нас. Я просила мужа остановиться, подумать о детях, но он сказал, что сначала мы освободим страну и народ, а потом займемся нашими детьми. Для него борьба стала смыслом жизни – он увидел, что его поддерживают люди. Он понял, что то, о чем он говорит нужно людям, они этого хотят. Он поставил перед собой цель и шел к ней несмотря ни на что. Нам часто угрожали, говорили, что убьют всю семью, если он не остановится. Это были как сотрудники ГКНБ Таджикистана, так и родственники Рахмона. Но Умарали несмотря все это, решил идти до конца. Когда он собирался на встречи, я просила его взять меня с собой, я боялась что потеряю его на том пути, какой он выбрал. Он смеялся и говорил: «Ну, вот если со мной что-то заходят сделать, чем ты мне сможешь там помочь? Что ты сможешь сделать?». Я ему отвечала: «Если с тобой что-нибудь сделают, пусть и со мной это же сделают, я тебя не оставлю…» 

Вы можете назвать имена тех, кто угрожал Вам?

Кумриниссо Хафизова: Их было много – разные люди. Но среди них был родственник президента – Шамсулло Сохибов. Он даже открыто в Facebook угрожал моему мужу. В YouTube есть запись его разговора с Умарали и открытыми угрозами. Знаете, когда Умарали был задержан в Турции, сначала он находился в одной тюрьме, потом его перевели в другую. Я его спросила, почему тебя перевили, он ответил, что Хасан Асадуллаев заплатил деньги и даже предлагал свои яхты, находящиеся в Стамбуле, сотрудникам турецких спецслужб, лишь бы Умарали экстрадировали в Таджикистан. Но турецкие спецслужбы отказались, и тогда, когда родственники Рахмона не смогли добиться экстрадиции Умарали, они решили его убить. Когда мой муж работал еще в Таджикистане, на него было совершено несколько покушений, и доподлинно известно, что за ними стояли родственники президента. Например, дядя Шамсулло Сохибова (со стороны матери) по имени Джамолиддин, нанял убийцу, которому пообещал две квартиры в Душанбе и автозаправку в Афганистане за убийство Умарали. Этот разговор был записан тем человеком, но он решил не убивать Умарали и продал эту запись за большую сумму моему мужу. Это все происходило семь – восемь лет назад. Эта запись и сейчас есть у меня. Так же нам постоянно угрожал старший зять президента Мухаммадзоир Сохибов, он звонил даже по ночам. Изначально в компании «Фароз» акции были распределены поровну, 50% у Умарали и 50 % у Сохибовых, но потом Зоир и Шамсулло стали требовать от Умарали перераспределить проценты, сначала на 30 и 70 соответственно, потом на 15 и 85, а под конец вообще остановились на 3% для Умарали и 97 % Сохибовым. Они должны были отдать несколько миллионов долларов моему мужу за эти проценты. Однако, именно это (нежелание отдавать деньги - прим. ред.) и стало причиной преследования Умарали с их стороны, после чего он и был вынужден покинуть Таджикистан.

Кумриниссо, Вы с семьей фактически скитались по миру в течении этих трех лет, скажите, на какие средства Вы жили, снимали квартиры, платили адвокатам?

Кумриниссо Хафизова: В Таджикистане мой муж был богатым человеком, но когда он был вынужден из-за угроз покинуть страну, то уехал он с одним чемоданом своих уже не новых вещей. Знакомые и родственники, которым он всегда помогал, фактически отвернулись от него. Мы остались одни со своими проблемами. Для него это все было очень тяжело, особенно предательство его родственников. Я не имела права оставлять его в такой ситуации, хоть мне было и страшно, но как жена, как мать его детей я решила, что пойду с ним до конца. Когда он уехал из Таджикистана, я продала свою квартиру и одну машину мужа. Со своими сбережениями у меня получилось около 150 000 долларов. С этими деньгами я поехала к нему, у меня даже до сих пор сохранилась декларация. На эти деньги мы и жили, а муж вел свою общественную деятельность. В частности с них он оплачивал свои выступления на телеканале «К+», одно выступление стоило 5 000 дол, у меня сохранились договора. Он совместно с Иззатом Амоном арендовал офис в Москве, купили оргтехнику и наняли нескольких работников. С этих же денег я оплачивала адвокатов, когда мужа задержали в Дубай.

А что произошло потом, когда его освободили из Дубайской тюрьмы?

Кумриниссо Хафизова: Умарали поехал в Казахстан, он надеялся, что ему там помогут его друзья, однако, он ошибся. Мы были в квартире, когда туда пришли представители спецслужб Казахстана, чтобы задержать Умарали. Однако, за определенную сумму, они вывезли его к границе Киргизии, а мне дали два часа, чтобы покинуть страну. Мы договорились с Умарали, что я с детьми поеду в Турцию, и он туда прилетит из Киргизии. Там он сделал киргизский паспорт на другое имя и по нему вылетел в Стамбул через шесть месяцев. Все это время я была одна с детьми в Стамбуле. Мы экономили на всем, стремясь вывезти Умарали в безопасное место.

А что случилось с имуществом Умарали, которое осталось в Таджикистане?

Кумриниссо Хафизова: Вы знаете, у моего мужа было немало имущества и активов, таких как кирпичный и арматурный заводы, собственный медицинский центр, автозаправочные станции сжиженного газа, транспортная компания, центры технического осмотра автомобилей, золотодобывающее предприятие. Все это присвоили, именно присвоили, зять Рахмона Шамсулло Сохибов и его семья.

Возвращаясь к уже последним событиям, происходившим вокруг Вашего мужа, хотелось бы услышать Ваше мнение, удалось ли Умарали собрать команду, объединить людей вокруг своей идеи?

Кумриниссо Хафизова: Результат борьбы моего мужа виден невооруженным взглядом. Еще четыре – пять лет назад никто так не критиковал действующий режим, как это происходит сейчас. Умарали смог достучаться до людей, он смог разбудить народ. И даже циничное убийство моего мужа не убило его идей, они живут сегодня в сердцах сотен тысяч наших сограждан, его слова цитируют постоянно. Говоря о переменах в стране, люди вспоминают Умарали Кувватова, его имя навсегда вошло в историю современного Таджикистана, оно стало неотъемлемой частью борьбы народа против тирании, против кровавого режима. Убийство моего мужа стало неким катализатором просыпающегося самосознания таджикистанцев. И даже те, кто не поддерживал Умарали изначально, сегодня поняли, что он был человеком идеи, он жаждал только одного – свободного, справедливого, демократического Таджикистана, и поэтому его идеи и мечты будут в сердцах людей столько времени, сколько будет длиться эта борьба за достойное будущее нашей Родины. Также хочу сказать, я молю Всевышнего, что бы Он дал мне силы дожить до того дня, когда падет этот режим, когда придет конец диктатору Рахмону. Я мечтаю и молю Аллаха, чтобы в Таджикистане начались перемены, о которых так мечтал Умарали. Я молю Всевышнего, чтобы для нашей страны и нашего народа эти черные дни поскорее закончились.

Специально для Интернет Портала Таджикской Оппозиции
Июль 2015 г.
_______________________________
ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ:

Комментарии закрыты