Мнение:

В стране сложилась система чиновничье-олигархической экономики, когда все сколько-нибудь ценные предприятия, банки и министерства оказались под контролем нескольких группировок элиты, сформированных как по региональному, так и по «отраслевому» принципу и возглавляемых крупнейшими чиновниками. При этом весь самый привлекательный бизнес сконцентрирован в руках «Большой Семьи» — алюминий, золото, хлопок. Помимо близких родственников у Эмомали Рахмона полно самой разнообразной родни со стороны мужей дочерей, родни жены, «родни родни», «друзей родни» и многих других. Весь этот «коллектив» активно осваивает небогатую таджикскую экономику, региональным элитам и высшим чиновникам достается все остальное. Местные кланы находятся под жестким прессом, но все ждут только момента для того, чтобы сполна расквитаться со всей этой «семейной формой правления».

Диагноз системе власти Рахмона: «Слабое государство, страдающее от несостоятельного руководства».

30 сентября 2015 года ИА REGNUM опубликовало материал, в котором эксперт Института Стран СНГ Андрея Грозин выразил точку зрения, в которой подчеркнул, что Эмомали Рахмон уже представляется Кремлю далеко не в том виде и не в той роли, как это было прежде. В частности, эксперт отметил: 

«Таджикские власти уже не могут так безоглядно как ранее рассматриваться Россией в качестве надежного союзника»

Эксперт подчеркивает постановочность произошедших в Таджикистане сентябрьских событий и отмечает, что ситуация не говорит о том, что имело место какое-то вмешательство извне, обосновывая это тем, что будь это правдой, то Эмомали Рахмон со всем своим семейством уже был бы низвергнут: 

«Но в данной конкретной ситуации «рука Запада» не просматривается, иначе этот опереточный «путч» выглядел бы куда серьезнее. Думаю, что в Таджикистане имеет место сугубо внутривидовой конфликт таджикской элиты, дерущейся за конезаводы и базы отдыха. Если бы за Абдухалимом Назарзодой реально маячил «страшный ЦРУ» или, скажем, тень Поднебесной, то глава Таджикистана Эмомали Рахмон уже пару недель как сидел бы где-нибудь в Барвихе. А с учетом многочисленности всего этого «дангаринского колхоза», наверное, пришлось бы выделять санаторий-другой».

На вопрос о том, что именно могло спровоцировать кровавый сентябрь в Таджикистане эксперт пояснил, что единственной причиной событий могло стать только стремление семьи Рахмона к обогащению и ничего более. Толчком к этому могло послужить в том числе уменьшение денежной массы в переводах трудовых мигрантов из России и Казахстана, при этом подчеркнув, что семья диктатора весьма обширна и нищего разграбленного Таджикистана не хватает на всю эту голодную орду: 

«Происходящее в Таджикистане сейчас носит сугубо внутристрановой характер. Характер борьбы за власть и деньги в республике остается прежним — борьба ведется за то, кто будет распределять внешние и внутренние поступления, кто получит больший кусок при переделе собственности и так далее. Более того, накал борьбы между элитными группами должен расти — как по причине недостаточности местных ресурсов, так и вследствие ограниченности потока внешних инвестиций. Чем меньше будут подкидывать «на бедность» с Запада и переводить из России и Казахстана, тем сложнее будет президенту распределять ресурсы даже внутри ближнего окружения. Созданная группами «таджикской элиты» пирамида власти, использующая «совковые», неэффективные методы управления страной, является неустойчивой, подверженной внешним воздействиям и манипуляциям. В стране сложилась система чиновничье-олигархической экономики, когда все сколько-нибудь ценные предприятия, банки и министерства оказались под контролем нескольких группировок элиты, сформированных как по региональному, так и по «отраслевому» принципу и возглавляемых крупнейшими чиновниками. При этом весь самый привлекательный бизнес сконцентрирован в руках «Большой Семьи» — алюминий, золото, хлопок. Помимо близких родственников у Эмомали Рахмона полно самой разнообразной родни со стороны мужей дочерей, родни жены, «родни родни», «друзей родни» и многих других. Весь этот «коллектив» активно осваивает небогатую таджикскую экономику, региональным элитам и высшим чиновникам достается все остальное. Местные кланы находятся под жестким прессом, но все ждут только момента для того, чтобы сполна расквитаться со всей этой «семейной формой правления». Поэтому, имея ресурсы как у Буркина Фасо, правящий в Таджикистане клан хочет построить систему как в Узбекистане».

Затем последовал вопрос о возможном вступлении Таджикистана в ЕАЭС и о том, что Эмомали Рахмон старается выбить побольше преференций и денежной помощи со стороны России и Казахстана, при этом намеренно завышая угрозу стабильности в стране. Исходя из речей Эмомали Рахмона, опубликованных в местных в СМИ, можно действительно сделать вывод, что вопрос был задан весьма уместный. Однако, одно из последних выступлений генерального секретаря ОДКБ говорит о том, что в Кремле Эмомали Рахмону уже относятся с явным недоверием. Андрей Грозин пояснил, что Рахмон потерял свой авторитет надежного стратегического союзника в глазах кремлевского руководства:

«Душанбе, следуя традиции всех среднеазиатских государств, безусловно, торгуется, предъявляя внешнему миру себя как единственную силу, «сдерживающую бородачей с автоматами». Но эту нишу уже много лет занимает Ташкент, так что конкуренция неизбежна. Ни Москве, ни Пекину, ни Тегерану дестабилизация ситуации в Таджикистане не нужна, и теоретически играть на этом поле, пугая президента республики виртуальными мятежами, может только Вашингтон. У Европы на это нет ни сил, ни желания, ни ресурсов. Но Россия, судя по оценкам событий в Таджикистане со стороны пресс-службы ОДКБ и ее генерального секретаря, не очень-то склонна принимать на веру все страшные истории, которые сейчас транслируются Душанбе. И это тоже отражение новых условий — сегодняшняя таджикская власть уже не может так безоглядно, как ранее, рассматриваться Россией в качестве надежного стратегического союзника. Время изменило ситуацию в таджикских элитах, и в Кремле все же поняли: власть Рахмона вовсе не идентична сохранению стабильности в Таджикистане. Гораздо критичнее стали относиться в российских властных коридорах к практической деятельности Эмомали Рахмона и его большого и дружного семейства в их «нелегком деле служения Таджикистану и его гражданам».

В завершении интервью Андрей Грозин отмечает, что основная угроза стабильности в Таджикистане - там политика, которую ведет Эмомали Рахмон и его клан, которая привели к полному обнищанию народа и, как следствие к росту экстремистских настроений в обществе:

«Основная угроза таджикской стабильности лежит в социально-экономической сфере, связанном с ней росте экстремистских настроений и глубокой неэффективности власти Таджикистана. Затянувшийся и углубляющийся социально-экономический кризис демонстрирует одно: проект строительства «возрожденного государства Саманидов-Рахмонидов» не удался, так как имел очевидные слабости, связанные с объективно существующими внутриполитическими и экономическими факторами. Основной проблемой, девальвирующей усилия руководства республики по стабилизации ситуации на рынке труда, остается общая некомпетентность и коррумпированность власти, а также «демографический пресс». Экономический рост фатально отстает от роста населения, в стране царят безработица и нищета. Очередной «мятеж» интересен в этом смысле лишь тем, что еще раз подтвердил, что любой внутренний или внешний толчок в нынешних условиях теоретически способен «похоронить» нынешнюю систему власти в Таджикистане. Не случайно еще в начале 2012 года многостраничный доклад авторитетной и связанной со спецслужбами ряда стран Запада «Международной кризисной группы» с красноречивым названием «Таджикистан: Эта дорога ведет к краху», поставил «диагноз» системе власти Рахмона: «Слабое государство, страдающее от несостоятельного руководства». С тех пор дела в стране, мягко говоря, не улучшились. А потому таджикским властям остается немного: устраивать чистки в силовом блоке, заставлять официальных богословов утверждать чуть ли не божественную природу существующего политического режима и задраивать последние клапаны для стравливания пара общественного недовольства, в виде запрета Партии исламского возрождения Таджикистана».


Напомним, что с начала сентября 2015 года, в Таджикистане произошел так называемый "мятеж" во главе с Абдухалимом Назарзода - бывшим зам. министром обороны страны. Власть Рахмона, голословно обвинив всех неугодных, у которых намеревалась отобрать имущество и убрать с политической арены, начала массовые репрессии в стране. Беззаконие дошло до такой степени, что даже адвокату Бузургмехру Ерову, попытавшемуся защитить репрессированных в экстренном порядке "пришили" дело и арестовали буквально за сутки. В тоже время Верховный Суд Таджикистана признал партию исламского возрождения Таджикистана террористической и запретил ее на территории Таджикистана. 

_______________________________
ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ:

Комментарии закрыты