СНОС ИСТОРИЧЕСКОГО ЦЕНТРА ДУШАНБЕ как очередное обнуление и растаптывание таджикской истории.

Как уже сообщалось ранее на портале таджикской оппозиции Tajinfo.Org, в таджикском сегменте социальных сетей наблюдается высокая активность жителей столицы, выражающих протест против объявленного властями сноса архитектурных памятников Душанбе советской эпохи - зданий театра имени Лохути, чайханы "Рохат", дворца президента, городской мэрии, здания парламента страны. Напомним, что ранее уже было снесено здание "Глав почтамта" в самом центре столицы. На волне этого возмущения, активистами таджикского гражданского сообщества в социальной сети Fabebook была создана страница "Душанбе", предназначенная для поддержки сохранения исторического облика столицы. Кроме того, от гражданского сообщества была подготовлена петиция с обращением на имя президента Эмомали Рахмона и мэра Душанбе Махмадсаида Убайдуллаева, в данный момент идет сбор подписей. Однако, не смотря ни на что, таджикские власти, судя по всему не намереваются изменять своего решения.

В связи с происходящим варварством, редакция интернет портала таджикской оппозиции решила провести опрос среди таджикских и международных экспертов, политиков и активистов гражданского сообщества с целью выяснения их мнения о происходящем. 


Редакция: Как Вы считаете, связано ли обнародованное недавно таджикским правительством намерение снести архитектурные памятники столицы, полностью изменив облик исторического центра города, не только с целью наживы на новостройках на потенциальные китайские кредиты членов правящего клана, но и с тем, что в нынешних политических условиях режим Рахмона стремится показать напускную видимость независимости от главного стратегического партнера, стирая все видимые следы участия  Советского Союза и, как следствие его правопреемницы - России в строительстве страны? Либо все намного проще и ключевую роль играет исключительно финансовая заинтересованность коррумпированного режима? 


Андрей Серенко, эксперт по Центральной Азии: 

Как показывает практика реконструкций исторических центров столиц постсоветских государств, в основе таких проектов, прежде всего, лежит коммерческий интерес высших чиновников и связанных с ними олигархических структур. Думаю, и в случае с Душанбе исключения не будет. Земля в центре столицы - это крупнейший экономический ресурс, тем более, когда других ресурсов в стране нет. Планы реконструкции города это хороший повод изменить структуру собственности на землю в центре Душанбе. Не удивлюсь, если конечными собственниками земельных участков и объектов недвижимости в центре таджикской столицы станут члены семьи Эмомали Рахмона. Скорее, удивлюсь, если не станут. Сегодня Рахмон завершает процесс концентрации всей политической власти в республике в своих руках и руках своей семьи. Логично, что одновременно с этим будет происходить и процесс концентрации в тех же руках власти экономической - капитала, земельной собственности и недвижимости в столице. Вполне вероятно, что задуманная властями реконструкция обусловлена также интересами обеспечения безопасности режима нынешнего президента. В свое время император Франции Наполеон Третий приказал перестроить центр Парижа, снести старые дома ради прокладки широких и открытых проспектов. Сделано это было не столько в эстетических целях, сколько для большей эффективности работы артиллерии в городских условиях - на широких проспектах было более удобно расстреливать восставших горожан картечью. Я, конечно, не думаю, что планируемая реконструкция Душанбе задумана властями республики "под картечь" для потенциальных восставших. Однако, не удивлюсь, если новый центр Душанбе будет представлять собой ансамбль зданий и площадей пригодных не только для торговли и развлечений, но и для обороны ключевых объектов правящего режима.


Темур Варки, журналист, блогер:

Несмотря на то, что Эмомали Рахмон был приведен к власти благодаря России и держится у власти уже 23 года на российских штыках, он продолжает планомерно уничтожать советское-российское наследие в Таджикистане и в Душанбе особенно, как напоминание об этом. Власти вывели за черту города 201-ю базу, прекратили свое существование многие русские школы, переименовывают исторические названия улиц, планируется снос зданий советского периода, построенных с учетом традиций восточного зодчества по проектам лучших архитекторов Санкт-Петербурга,  которые имеют не только архитектурную, но и историческую ценность, представляют собой элементы ансамбля, который придавал неповторимый уникальный и очень привлекательный облик центру Душанбе. Планируется снос единственного русского драматического театра им Маяковского, в котором проходили исторические съезды по созданию Таджикской ССР, были написаны шедевры русской и мировой литературы советскими драматургами и писателями в годы эвакуации во время ВОВ. Эмомали Рахмон уничтожает планомерно всякое напоминание у горожан о 70-ти годах предшествующей его правлению истории, благодаря которым были построены театры, библиотеки, заводы и фабрики. Эти действия сродни уничтожению талибами статуй Будды и взрыванию варварами ИГИЛа исторических архитектурных памятников Пальмиры. Таджикские власти стремятся стереть следы и разрушить до основания всякое напоминание о влиянии русской культуры и историческом наследии Душанбе, который стал столицей новообразованного в 24-29 гг Таджикистана.


Рустам Гулов, блогер:

Чтобы определить что происходит в столице нашей страны, думаю, следует акцентировать внимание на нескольких важных моментах.

1. Права собственников. Независимо от того, что сносят и почему, права собственников жилья, офисных помещений и прочего подлежащего сносу недвижимого имущества должны быть соблюдены полностью и беспрекословно.

2. Необходимость сноса. Борьба за историю не должна перерасти в истерию. История историей, но если есть необходимость в сносе здания, которое по чьему-то мнению является историческим, то нужно снести – полного консенсуса не будет никогда. Здесь, конечно, не стоит торопиться. Нужно изучить вопрос именно необходимости сноса – насколько много объективных причин избавиться от определенного здания. Если оно кому-то вредит, если на его месте будет воздвигнуто что-то более полезное и функциональное, то естественно, можно снести. И, конечно же, стоит обратить внимание на альтернативные территории застройки. Если их нет, то и выбора, получается, нет. Во многих столицах европейских стран, например, Риге, Варшаве, Праге, есть части города, которые сохранились еще со времен Эпохи Возрождения и представляют собой культурную и историческую ценность, а все новые кварталы воздвигнуты вокруг «старых городов» или в другой части города, в рамках планов по расширению территории столицы. Земельных ресурсов у администрации этих городов хватило, чтобы сохранить старый город, но при этом заняться также и постройкой новых зданий. Касательно Душанбе также стоит продумать этот момент – есть ли другое место, где можно вести строительство новых зданий и, таким образом, оставить нетронутыми старые? Если есть, получается, в сносе старых зданий никакой необходимости нет.

3. Модернизация. Период советской власти некоторые страны бывшего СССР откровенно называют периодом оккупации их страны со стороны советской империи. Здания, построенные в это время являются напоминанием этого, мягко говоря неприятного, периода времени. Наша страна в этом смысле отличается – власть большевиков большая часть старшего поколения, в том числе находящегося сегодня у власти, вспоминает с теплотой, поэтому лично я не думаю, что снос зданий советской эпохи производится в рамках какого-то плана по десоветизации. Такого плана у руководства нашей страны нет, потому что десоветизации облика страны должна предшествовать десоветизация мышления, чего, к сожалению, еще не произошло. Другой вопрос – есть ли вообще хоть какой-то план или видение будущего облика столицы?! Есть ли определенная стратегия, чего именно хотят добиться строительством всех этих зданий? Или строительство производится только ради строительства – чтобы показать, что в стране есть много денег, которые уже и девать некуда? Вопрос коррупции в этом контексте уместен, однако это еще стоит доказать.

В любом случае, снос старых зданий и строительство новых при соблюдении вышеизложенного, лично я считаю вполне допустимым и уместным. Нам действительно уже пора перестать жить прошлым и начать новую жизнь.


Аюб Эгамов, гражданский активист, член Социал Демократической Партии Таджикистана:

В этой затее одним из мотивов может быть нажива на перепланировке центра города. Мы все догадываемся, кем будут строиться новые объекты на месте снесенных. Но нельзя исключать и политическую подоплеку этого вопроса. История подтверждает, что почти все диктаторы занимались архитектурными изменениями своих столиц. Так, многие императоры, короли, султаны разрушали дворцы и даже целые города на завоеванных землях, и на их месте строили новые уже по-своему. Иногда эти творения со временем становились памятниками истории, но при этом навсегда терялись прежние памятники. А в современном мире, когда нет империй и императоров (по крайней мере у власти), правители в некоторых странах ведут себя как те же императоры-захватчики. Это объясняется психологическими факторами этих личностей. То есть они хотят самоутвердиться, «оставить след» в истории. Большинство таких правителей старались оставить после себя архитектурные сооружения, демонстрирующие их монументальность и амбициозность. Этим они хотели доказать себе, что они не слуги народа, а хозяева страны. Я более чем уверен, что на месте снесенных зданий в центре Душанбе появятся какие-то гигантские здания из фантазий авторов или автора этого генплана. Но все-таки надеюсь, что человек, который утвердил этот генеральный план столицы, не изучил все стороны этой проблемы и под влиянием общественного мнения пересмотрит своё решение.


Али Мастов, независимый аналитик, общественный деятель:
Лично мне, независимо от целей и задач, категорически не нравится то, что сейчас делает правительство (градоначальники) по изменению облика столицы. Я считаю это неправильным и вредным. Отвечая на поставленный вопрос, я согласен со всеми кто придерживается мнения, что архитектурное переустройство центра города (улица Рудаки) связанно исключительно с целью наживы, учитывая дороговизну земли и массу других факторов. Иначе чем объяснить то, что вся модернизация города происходит вдоль проспекта Рудаки, а не там где город реально нуждается в переустройстве? В то время, когда идет снос исторических зданий, которым по 75-80 лет в центре города, часть столицы все еще напоминает самую настоящую деревню. Но это мало кого волнует.


Хурсанд Хуррамов, политолог:
Я  думаю данный вопрос не имеет политической подоплеки, а скорее является следствием маргинального мышления тех, кто принимает такого рода решения. За последние несколько лет центральная часть столицы заполнилась "самыми высокими объектами" которые как я полагаю больше всего выражают своеобразный "комплекс Наполеона" — "я человек большой, только маленький". Маргинальность же здесь проявляется в отказе от всего что было возведено до них, с огромными трудностями, что в итоге превратилось в национальный колорит ассоцирующийся с таджикской столицей. Администрация города,  играя в конкуренцию с другими крупными столицами региона лишает свой город истории а вместе с ней и определенной культуры которым так дорожили коренные жители Душанбе. Я все таки надеюсь, что разум возьмет вверх и наступит понимание того, рациональнее расширять столицу вознеся высокие здания за пределами города, разнообразив тем самым местный колорит.


Аркадий Дубнов, журналист, международный обозреватель российских СМИ, специалист по проблемам Средней и Центральной Азии:
Решение о сносе исторических зданий в Душанбе говорит не только о вопиющем невежестве властей, не только о стремлении заработать бессовестных девелоперов, связанных с этими властями огромными бизнес-интересами, но и о примитивнейшем стремлении вождей нынешнего таджикского режима увековечить память о себе. Однако, если эта безумная затея и удастся, Эмомали Рахмон войдет в историю, скорее, как  Герострат, сжегший в своем родном Эфесе храм Артемиды, чтобы прославиться. Но думаю, что уместнее здесь будет вспомнить императора Калигулу, приведшего в римский сенат своего коня, дабы сделать его сенатором. Этот памятник сумасшедшему своеволию тирана, сделал его имя нарицательным. Не этот ли пример вдохновляет Рахмона? Впрочем, вряд ли он что-нибудь слышал про Калигулу и даже про Герострата…


Киргизбек Канунов, общественный активист:
За 23-года так сложилось, что общественное мнение перестало иметь значение, особенно для властей в Таджикистане. Поэтому и все решения о дальнейшей судьбе страны принимаются в одностороннем порядке. Люди настолько втянуты в бытовую рутину, что у них нет ни времени, ни желания для участия в общественной и политической жизни своей родины. Отсюда все наши беды. Иначе, в нормальной среде и в здоровом обществе вопросы благоустройства, изменения вида города или другие аспекты развития обсуждались бы в другом формате и c активным участием граждан. Ведь никто же не против того, что строятся туннели и дороги, которые сокращают время пути и облегчают передвижения транспорта в труднодоступных районах?! Но когда, речь идёт о сносе исторических зданий и памятников культуры, это совсем другая ситуация. Здесь каждый ответственный гражданин обязан встать на защиту сохранения этих объектов. С ними слишком много связано и для горожан они представляют очень большую ценность. Видимо, именно по этой причине власть и желает от них избавиться. Для сегодняшнего режима очень важно создать новую ассоциацию со своим периодом правления. И в этом контексте, вполне вероятно, что здания и строения прошлого мозолят глаза новым правителям. Хотя c точки зрения туризма было бы целесообразно сохранить исторические здания и «старый» город, по примеру европейских городов. Или можно было бы последовать примеру президента Казахстана, который построил новый современный город посреди степи, и при этом н�� стал ломать здания в старой столице, которая привлекает миллионы туристов из разных стран мира. По какому пути пойдет президент Таджикистана, мы скоро узнаем.


Олег Панфилов, профессор Государственного университета Илии (Грузия), гражданин Таджикистана:
Мне как автору книги "Душанбе — молодой и древний" воспринимать любое вмешательство в историю абсолютно неприемлемо. Душанбе не повезло — его разрушали все годы советской власти, вольно перестраивая исторические районы. В Душанбе нет зданий, подобных стамбульским или исфаганским, но любой город должен беречь оставшееся. Хотя бы для того, чтобы будущие поколения видели историю своего города. Чудовищные здания, которые строят в центре Душанбе, превращают один из самых красивых городов Центральной Азии в яркую, но ненужную конфетную обертку.


Каромат Шарипов, вице президент Федерации мигрантов России, председатель ООД «Таджикские трудовые мигранты»:

Постараюсь по совести ответить на Ваш вопрос. У каждой нации есть своя страница позора. У таджиков она уже вписана в историю под названием «таджикские трудовые мигранты». Не может государство быть суверенным, если наполовину формирует свой бюджет за счет денежных переводов своих граждан, отправляя их в трудовое рабство. Нет мстителя суровее, чем память, и ничто не вызывает такую ненависть к прошлому, как собственное предательство. Ведь памятники советской эпохи – это сегодня суровые судьи для пришедшей к власти советской партийной номенклатуры, которая предала социалистические идеалы и вот уже более 20 лет распоряжается богатством страны как своей собственностью. А там, где предательство вступило в союз с жадностью, властвовать всегда будет преступление. Снос исторических памятников – это преступление, метод освоения и присвоения бюджетных средств и  кредитов олигархическими кланами.



Редакция: 
Несмотря на разнообразие мнений среди гражданского сообщества, экспертов и политиков, можно все же предположить, что истинную боль от сноса архитектурных памятников Душанбе испытывают именно душанбинцы, чьё детство прошло среди этих зданий, которые и по сей день навевали им теплые воспоминания. Не оставляет равнодушными этот факт и частых гостей столицы, которые считают, что исторический центр Душанбе всегда выгодно отличал его от других столиц региона. Когда-либо бывавшие в прежнем Душанбе всегда отмечали, что он выгодно отличался своим неповторимым и очень привлекательным обликом, строгостью и изысканностью архитектурных решений на стыке европейского и восточного зодчества. Но похоже, что чувства душанбинцев и впечатления гостей, туристов, ценителей и знатоков архитектуры мало беспокоят таджикские власти в погоне за наживой и стремлении прибрать к рукам дорогую землю в центре Душанбе.


Интернет Портал Таджикской Оппозиции, октябрь 2015


_______________________________
ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ:

Комментарии закрыты