Crisis Group: Авторитарный режим Рахмона угрожает стабильности региона.


Международная независимая неправительственная организация Crisis Group, целью которой является предотвращение и разрешение смертоносных конфликтов в мире, 28 января 2016 года опубликовала на своем сайте информацию о Таджикистане.

Организация характеризует Таджикистан, как наиболее слабое и неустойчивое государство в регионе с шаткой стабильностью. Таджикский президент Эмомали Рахмон лишь на словах придерживается демократии, но его лидерство сопровождается экономической и социальной стагнацией, усугубляемой коррупцией и отсутствием квалифицированного управления.

Единственная легальная оппозиционная партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) была запрещена и объявлена террористической. Фальсифицированные выборы в 2015 году, а также многочисленные аресты преследуют лишь цели устранить политических оппонентов, и даже оппозиционный лидер в изгнании был убит в Стамбуле в марте 2015 года. Активисты опасаются преследований со стороны власти, а НПО работают в зоне повышенного риска и неустойчивой среде.

В результате президент не располагает устойчивой властью, его политический аппарат и службы безопасности довольно хрупки. В стране есть множество регионов, которые контролировались объединенной таджикской оппозицией (ОТО) во время гражданской войны, а территория, эффективно контролируемая при помощи российских военных составляла около 30% от территории страны.

Ситуация продолжает усугубляться, о чем свидетельствует переход в прошлом году на сторону ИГИЛ* начальника ОМОН Гулмурода Халимова и ситуация вокруг экс-зам министра обороны Абдухалима Назарзода

Драконовские методы Рахмона по подавлению политической оппозиции, гражданских протестов и прав верующих, создают раскол в обществе.


Запрет легальных исламистов

Мирное соглашение 1997 года положило конец пятилетней войне между оппозицией и правительственными силами, принесшей от 60 до 100 тысяч смертей и экономическую разруху. Соглашение предусматривало поддержку многопартийной системы, чтобы направлять происламские и другие слои общества в русло законности. Хотя ПИВТ и ограничивалась небольшими количествами мест в парламенте, это поддерживало основы мирного соглашения. Однако Рахмон все время продолжал оказывать давление на экс-командиров ОТО, что порождало нежелание в некоторых регионах находиться под правительственным контролем.

После смерти лидера ПИВТ Саида Абдулло Нури в 2006 году, и назначения руководителем ПИВТ более молодого и высокообразованного Мухиддина Кабири, Рахмон стал смотреть на ПИВТ, как на прямую угрозу своему правлению. 

Перед парламентскими выборами в марте 2015 года, правительство дало распоряжение имамам официально зарегистрированных мечетей на своих проповедях агитировать паству за то, чтобы те не голосовали за ПИВТ, называя её «партией войны». ПИВТ получила всего 1.5% голосов, потеряв два своих парламентских места на выборах, преподносящихся как «нагло сфальсифицированные». Мухиддин Кабири, опасаясь ареста, покинул страну, а уже в августе правительство запретило партию, а позднее объявило её террористической.

Лишение экс-ОТО формального присутствия в парламенте, а также политика ограничений власти в Исламе, могут способствовать радикализации части населения, особенно молодежи.


Дело Халимова и ИГ*

Переход на сторону ИГИЛ* начальника ОМОН весной прошлого года явился тяжелым ударом по системе безопасности Рахмона. Перебежчик, полковник Гулмурод Халимов, прошедший обучение в России и США, был участником многих операций силовиков и не имел отношения к ОТО. В мае на видео хостинге YouTube появились видеоролики с его участием, в которых он открыто угрожал таджикским властям, а также американцам расправой. Ссылаясь на репрессивную религиозную политику властей, он обратился к мигрантам и к тем, кто работает на власти с призывом свергнуть Рахмона.

Существенным является то, что Халимов акцентировал внимание на ущемления прав верующих. Хотя и нет никаких признаков того, что насильственный религиозный экстремизм приобретает массовую поддержку, однако жесткая тактика правительства может отрицательно сказаться на настроениях правоверных, повлечь рост недовольства и радикализацию умеренных верующих. Хотя процент установленных исламских экстремистов среди 8,2 миллионного населения Таджикистана мал, они представляют значительный потенциальный риск. Сотни таджиков присоединились к ИГ, однако представитель ОБСЕ оценил эти цифры как крайне приближенные, подчеркнув, что их нужно бы по крайней мере удвоить. Факты вывешивания черных флагов ИГ* несколько раз проявлялись в стране, особенно в приграничных с Афганистаном территориях. Официальный представитель ООН заявил, что потенциал радикализации молодежи Таджикистана вызывает беспокойство, ведь пропагандисты ИГ* очень умело оперируют усложнившимися социально-экономическими реалиями.

Таджикско-афганская граница является слабым звеном в безопасности региона, особенно с учетом многочисленных боевиков, действующих на севере Афганистана на подконтрольных талибам территориях, которые потенциально могут найти союзников внутри Таджикистана. Сила таджикской армии и пограничных подразделений весьма сомнительна и в случае возникновения конфликта в ситуацию должна будет вмешаться ОДКБ, а с учетом географического положения Таджикистана и его нестабильного состояния, он представляет собой риск конфликта и дестабилизации.


Афганская граница

В то время как центрально азиатские правительства могут завышать угрозы от исламских экстремистов для того, чтобы сохранить влияние, получить финансовую выгоду и оправдать внутренние репрессии, риск остается. Заявление США о переброске войск для атаки боевиков в Северном Вазиристане еще более усиливает этот риск. Это подтолкнуло иностранных боевиков, в том числе таджиков, узбеков, киргизов, чеченцев и уйгуров активизироваться в борьбе против правительственных войск в афганской провинции Бадахшан. Бывший высокопоставленный сотрудник министерства обороны Кыргызстана сообщил о том, что боевики из северного Афганистана могу попытаться продвинуться в Центральную Азию в течение 2-3 лет, например, ИДУ, которая заинтересована в Узбекистане, может, воспользовавшись слабостью таджикских властей, закрепиться в Таджикистане. 

Президент России Владимир Путин также считает ситуацию на таджикско-афганской границе критической и пообещал военную поддержку. Военная база России в Таджикистане является крупнейшей за рубежом, ее численность будет увеличена с 5900 до 9000 военнослужащих к 2020 году, кроме того она будет дооснащена современной техникой, авиацией и беспилотниками в рамках «трехуровневой глубинной обороны».

Россия также укрепила свое военное присутствие рядом с Душанбе, заявляя что осознает многочисленные угрозы в Таджикистане. Российский дипломат сказал, что Таджикистан может расчитывать на помощь России, если угроза исходит извне, но проблема в том, что если враг находится внутри страны, то мы не сможем вмешаться, это внутренняя проблема и мы не сможем спасти Рахмона, если он будет предпринимать неправильные шаги во внутренней политике. 

Как ни странно, мирное урегулирование в Афганистане может создать определенные риски для Таджикистана, потому что представители таких группировок как ИДУ, могут устремиться в Центральную Азию, где государства к такому не готовы, поэтому любое возможное мирное соглашение там должно включать в себя представителей этих группировок. 


Наркотрафик

Незаконный оборот наркотиков непосредственно влияет на безопасность границ Таджикистана и внутреннюю стабильность. Отсутствие экономического развития имеет последствия для безопасности, а контроль над прибыльными маршрутами является источником соперничества между региональными элитами и внутри коррумпированных силовых органов. Западное и российское финансирование противодействия незаконному обороту наркотиков не оказывают должного влияния на ситуацию. 

Внешнеполитические цели США в Центральной Азии были перебиты военно-политическими целями в Афганистане более десяти лет. США и некоторые страны ЕС шли на тесное сотрудничество с репрессивными правительствами ЦА, в надежде получить техническую поддержку для операций в Афганистане, зачастую закрывая глаза на нарушения прав человека. Однако неэффективность антинаркотической помощи в сочетании с усилением репрессий в Таджикистане должны привести к переоценке этих отношений.

США потратили миллионы долларов на программы борьбы с наркотиками в Таджикистане с 2007 года, однако, оттуда не перестают поступать сообщения о постоянных нарушениях прав человека, включая пытки и внесудебные казни. Один из критиков сказал, что США не должны так легко принимать действия правительства Таджикистана, ведь обученные ими же силовики поддерживают президента, торгуют наркотиками и пытают людей.


Внешние отношения

ЕС, США и Китай, имеющие в Таджикистане меньше рычагов, чем Россия, должны предпринять усилия по предотвращению конфликтов там в сотрудничестве с Москвой в краткосрочной и среднесрочной перспективе – авторитарное правительство Рахмона является мощной угрозой для стабильности в стране и регионе. 

Запад должен сосредоточиться на подотчетности расходуемых средств, нарушениях прав человека, коррупции и сокращении демократического пространства в Таджикистане. Россия должна укреплять безопасность, призывая Рахмона вспомнить мирное соглашение 1997 года, предпринять экономические реформы, направленные на создание рабочих мест и ослабить давление на верующих. Москва должна связать политические и религиозные преследования с увеличением радикализации, ослаблением служб безопасности и повышением неустойчивости государственности.

Укреплению авторитаризма Рахмона способствовали интересы России, Запада и непосредственных соседей Таджикистана, теперь все должны работать над тем, чтобы в стране был возможен мирный переход к менее авторитарной системе после эпохи Рахмона, несущей репрессии и угрозу безопасности. В докладе подчеркивается ведущая роль ОДКБ в сохранении стабильной ситуации на границе с Афганистаном, а также подчеркивается, что сохранение стабильности в регионе является общим интересом геополитических игроков.



«Исламское государство» — запрещенная на территории Таджикистана и Российской Федерации террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», другие названия: ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh, ДАИШ(араб.)
_______________________________
ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ:

Комментарии закрыты