Вайсиддин Одинаев: «Мой Джаноби Оли и Пешвои Миллат – это мой народ». Интервью с братом Эхсона Одинаева.

Редакции портала TajInfo.Org удалось пообщаться с Вайсиддином Одинаевым – братом пропавшего без вести таджикского оппозиционного активиста Эхсона Одинаева. Напомним, что Эхсон Одинаев, известный так же как Сарафрози Оламафруз, пропал без вести в марте 2015 года. Поиски Эхсона его родными, к сожалению, на сегодняшний день не увенчались успехом. Более подробно об Эхсоне Одинаеве можно прочитать на странице нашего портала, посвященной этому отважному патриоту и борцу за свободу нашего народа.

Вайсиддин Одинаев

Tajinfo.Org: Добрый день, Вайсиддин. Насколько известно нашим читателям, последние публикации о Вас в прессе были в прошлом году, когда Вы рассказывали о поисках Эхсона, предпринятом Вами расследовании в этом деле. Скажите, удалось ли Вам выяснить хоть что-то новое в этом направлении?

Вайсиддин Одинаев: Здравствуйте. К сожалению, несмотря на долгие и всесторонние усилия по поиску Эхсона, ведение собственного расследования никаких результатов до сегодняшнего дня не принесло. Не принесло результатов и расследование российской полиции, а также многочисленные обращения в таджикские госструктуры. 

Более того, представители соответствующих органов не хотели давать ход и огласку этому делу. Когда я только нашел запись камеры видеонаблюдения с Эхсоном в тот злополучный день, сразу же позвонил следователю в Санкт-Петербурге, попросил его приехать и ознакомиться, никто не пошевелился. Сразу было видно, что полиция не хочет искать Эхсона по горячим следам. Потом, через неделю, вдруг оказалось, что эти записи таинственно исчезли…

После этого всего я понял, что в поисках Эхсона на правоохранительные органы рассчитывать не стоит. Я начал собственное расследование, много ездил, говорил с людьми, общался с прессой. Однако, фактов, указывающих на то, куда подевался Эхсон, к сожалению, мне обнаружить не удалось. У меня осталось множество не отвеченных вопросов, как мог просто так бесследно взять и исчезнуть человек в северной столице России, и при этом нет никаких следов? Разве это иголка в стоге сена, это ведь человек…


Tajinfo.Org: Насколько нам известно, Вам удалось перебраться с семьей в безопасную страну. Скажите, на территории России и в Таджикистане, власти пытались помешать Вашему расследованию и это переросло в преследования Вашей семьи? Если да, то в чем выражалось давление со стороны властей?

Вайсиддин Одинаев: Да, я и мои близкие находимся на данный момент в безопасной стране. Единственное чего я смог добиться во время собственного расследования, это реакции таджикских властей на мое расследование в виде угроз мне и моей семье о том, чтобы мы прекратили это делать. Угрозы были регулярными, они поступали в различных формах, были разнообразной направленности, и их было так много, что можно написать целую книгу о них.

Угрозы были на территории России, в Таджикистане же давлению со стороны правоохранительных органов подвергались наши родственники, проживающие там. На допросы многократно таскали наших самых дальних родственников, с которыми мы уже более 16 лет не общаемся, не поддерживаем связь и причастность которых к моим действиям абсолютно абсурдна.

Представители силовых структур оказывали давление на родственников, требуя чтобы мы вернулись в Таджикистан, перестали говорить об этом происшествии и вообще что-либо предпринимать. Однако, общаясь с некоторыми официальными представителями Таджикистана в России, я всегда говорил, что готов общаться с ними, встречаться и говорить на любом уровне на территории России, потому что точно знал, что моё дело правое и я на верном пути. Но с их стороны, к сожалению, были лишь неофициальные звонки и встречи, которые ни к каким результатам не приводили. Они лишь давили на нас морально, доводили до нервных срывов мою маму, ведь по факту эти люди боятся говорить, потому что они знают, что им нечего предъявить, и, в конце концов, их давление переросло в открытие угрозы. Угрозы были и публичного характера, в частности в некоторых группах радио Zello появлялись пользователи, которые при всех говорили мне: «Будьте осторожны, 6-й отдел МВД работает, вас ждут пытки».

Преследования не обошли стороной и нашего отца, который жил в Таджикистане, его избивали в застенках силовых структур и он был вынужден под предлогом якобы найденной выгодной работы в России покинуть страну – если уже там преследовали наших дальних родственников, то можете себе представить, как приходилось близким. Со слов дальних родственников мне стало известно, что отца сильно избивали, даже обливали водой, чтобы он пришел в себя.

Хочу также подчеркнуть, что угрожали не только мне и моим близким, но и тем людям, которые оказывали нам любую поддержку, будь то помощь в расследовании или в информационном плане. Например, были анонимные звонки с угрозами журналистам, которые брали у меня интервью, им прямо так и говорили, мол, это не ваше дело, прекратите освещать то, что он говорит и что ищет своего брата. 


Tajinfo.Org: Некоторое время назад, в социальной сети Facebook некоторые пользователи разместили рисунки с требованиями освободить Эхсона Одинаева. Значит ли это, что Эхсон находится в руках таджикских властей, соответствует ли эта информация действительности?

Вайсиддин Одинаев: На самом деле, я безгранично благодарен всем тем, кто не забывает о таких борцах как Эхсон, которых на самом деле немало. Огромное человеческое спасибо и низкий поклон этим людям, но это не говорит о наличии каких-либо фактов в отношении Эхсона, это всего лишь протест этих людей, таким образом, поддерживающих Эхсона в его беде, за что, повторюсь, наша семья им безмерно благодарна. 

Во всемирной сети ходило и ходит немало слухов об Эхсоне, но могу Вас уверить, что все они не соответствуют действительности. Занимаясь длительное время расследованием пропажи Эхсона, я уже привык к периодическим вбросам дезинформации о нём, но я могу верить только фактам, а ими мы, к сожалению, на сегодняшний день не располагаем. 


Tajinfo.Org: От наших источников нам стало известно, что Вы вступили в ряды оппозиционного движения «Конгресс Конструктивных Сил Таджикистана» (ККСТ). Скажите, на Ваше решение повлияло то, что произошло с Эхсоном или Ваше несогласие с политикой властей имело место раньше?

Вайсиддин Одинаев: Да, это так. В то время, когда мы жили в России и занимались общественной деятельностью, Эхсон был конечно более известной личностью, но мы всегда были вместе. Еще до начала деятельности в составе «Группы-24», мой брат, я и наши друзья из близкого окружения состояли в различных организациях и диаспорах в России, например, «Союз таджикистанцев России» при поддержке Российской Федерации во главе с нашим первым устодом Абдулло Давлатовым, который меня очень хорошо знает. Нашей целью всегда была ЭВОЛЮЦИЯ, мы хотели прекратить очернение таджиков образами «равшана и джумшута», хотели искоренить стереотип, согласно которому имидж нашего народа – это низкоквалифицированные и малообразованные люди. 

Был разработан огромный проект для достижения этой цели, многое было сделано, об этом есть немало материала в сети интернет. Мы старались показать, что наряду с малообразованными людьми, как и в любой нации, среди таджиков немало и высококультурных и образованных людей. 

Затем мы совместно с единомышленниками организовали небольшую организацию «СКИФЫ», которая просуществовала около года. В этой организации нами поддерживалась та же стратегия – мы показывали богатство нашей культуры и истории, помогали, чем могли мигрантам. Эта организация была прикрыта по инициативе таджикского правительства, которое всегда опасалось и опасается того, что люди активно борются за свои права.

Когда мы поняли, что при помощи малочисленных организаций многого не добиться, мы стали стучаться во все двери, обращались и в дипломатические представительства Таджикистана в России: в консульства в городах и в посольство в Москве. Но нам всегда давали чёткий и однозначный «от ворот поворот», один и тот же ответ таджикских чиновников был всегда: «Шли бы вы отсюда и не лезли бы туда, куда вам не стоит соваться».

Нелегкая судьба таджикского мигранта, или как сейчас принято говорить в России, гастарбайтера (прим. ред. в русском языке это слово приобрело негативный окрас в последние годы), предстала перед нами всеми во всей «красе», была испытана каждым из нас, как говорится «на собственной шкуре». Отношение к мигрантам: беззаконие, рабские условия труда, рабский образ жизни от жалкой зарплаты до следующей, вдали от родины – это все накапливалось в нас годами, и мы старались по мере возможности что-то делать во благо нашей страны. 

Скажу просто, что до всего этого, до того, как у нас полностью открылись глаза, мы уже вели свою борьбу, просто немного в другом русле. 

Эхсoн и Вайсиддин Одинаевы

Когда в 2012 году во главе с Умарали Кувватовым появилась «Группа-24», у нас состоялась встреча, я на ней не присутствовал, там был Эхсон и наши близкие соратники. На этой встрече мы увидели человека, который понимает истинные проблемы и чаяния нашего народа, за которым каждому из нас захотелось идти, слушать его. После этого Эхсон разработал стратегию и мы стали вести свою анонимную борьбу против режима диктатуры и мракобесия. Я часто бывал в первом московском офисе «Группы-24», тогда еще это движение не было объявлено «террористическим», поддерживал Эхсона и тех, кто был с нами солидарен, делал все, от меня зависящее, работал в основном в направлении донесения и распространения информации. 

В настоящее время я продолжаю борьбу, теперь уже в составе ККСТ во главе с Дододжоном Атовуллоевым, в одних рядах с такими борцами как Собир Валиев, Шарофиддин Гадоев. К этим людям я испытываю уважение и симпатию, в первую очередь как к людям, которые на этом трудном пути, как и Эхсон, отдали все, потеряли многое – кто-то потерял свое будущее, кто-то благосостояние, кто-то спокойную жизнь и миллиарды угробленных нервных клеток. 

Нельзя не упомянуть и недавний так называемый раскол в рядах «Группы-24». Меня очень расстраивает и удручает то, что есть определенные личности, не будем называть имен, которые, не понимая, на какие жертвы идут истинные борцы за справедливость, за то, что я официально теперь состою в этом движении, осуждают меня, бросают камни в мой огород, строят нелепые необоснованные обвинения. 

Будучи изначально у истоков этого движения вместе с Эхсоном, я анализировал для себя каждого активиста, я знаю биографию каждого из них и не только по постам в социальных сетях, а на деле. Были встречи в Москве, когда под руководством Умарали Кувватова организовывались различные акции, я общался со многими из них, вел диалоги и делал свои выводы. Да, люди горячие, да, люди хотят перемен, но есть но, после которого можно поставить множество многоточий. 

Почему я на стороне ККСТ, почему поддерживаю именно этих людей, против которых сейчас сыпется множество необоснованных обвинений и дезинформации? Самый главный ответ на этот вопрос – вся работа, которая была проделана Умарали Кувватовым в «Группе-24», все то, что делалось в «Ватандоре» и в целом в оппозиционной коалиции, этим самым фактом раскола и разрозненности просто пущена под откос. Ну а с какой стороны был инициирован разлад и раскол, всем общеизвестно – это явно исходило не от ККСТ. Могу предположить, что весь этот спектакль был организован заранее и глубоко продуман, что, скорее всего так и есть, или же, как менее вероятный вариант – это была просто недальновидность определенных личностей.


Tajinfo.Org: Какие у Вас планы на будущее, собираетесь ли продолжать поиски брата, параллельно ведя политическую активность в рядах ККСТ? Теперь Вы за рубежом, не могут ли осложниться поиски в связи с Вашим отъездом?

Вайсиддин Одинаев: Первое что хочу отметить, что моя борьба была, есть и будет – до оппозиции, вместе с оппозицией и даже без оппозиции – с ККСТ или нет, но я никогда уже не сойду с этого пути. За 16 лет проживания в России мы нажили немало врагов, но и верных друзей тоже достаточно, которым я очень благодарен, который по сей день всемерно поддерживают нас, помогая в поисках моего брата. Кроме того, я о многом не могу заявлять во всеуслышание, но могу Вас уверить, что работа по поиску Эхсона ведется очень активно. Могу сказать, что поиски Эхсона ни в коем случае не прекращаются, а с учетом новой концепции подхода к ним, говоря абстрактно, они еще даже и не начинались. 

В завершении хочу обратиться ко всем структурам Таджикистана, к силовым органам и их сотрудникам. Очнитесь, пожалуйста, от своего сна, опомнитесь, посмотрите, что вы творите. Поверьте мне, брату своего брата, тем, что вы возможно похитили моего брата, вы не добились ничего хорошего для себя. Вы сами для себя роете большую яму, ведь убрав с пути одного Эхсона, вы породили еще сотни и тысячи таких же Эхсонов. Я – ученик и последователь своего брата и буду продолжать то, что делал мой брат – точно такими же методами и походами я буду продолжать его борьбу, вы даже не почувствуете разницу. Если я вам помешаю или уже помешал, вам придется остановить и меня. Если вы хотите заткнуть мне рот, то у вас один путь – также и меня убрать или похитить. Вы такие же таджики, как и мы, просыпайтесь от своего сна. Мы не хотим, чтобы подобные Эхсону небезразличные к своей стране двадцатилетние парни страдали от ваших рук, порождая реки слез своих матерей. А подобных Эхсону таджикистанцев очень много по всему миру, мы тоже люди, мы тоже граждане, мы хотим мира процветания и свободы своей стране, будущего для своих детей. 

Мой Джаноби Оли, мой Пешвои Миллат (прим.ред.: обращения к Э. Рахмону в Таджикистане: «ваше превосходительство», «лидер нации») – это мой народ, мой сосед, мой брат, но ни в коем случае не Эмомали Рахмон. Эмомали Рахмон – мой временный менеджер, мой слуга, мой раб. Я имею конституционное законное право говорить и выражать свое мнение, и я буду продолжать говорить и беспрестанно искать брата…


Tajinfo.Org: Вайсиддин, спасибо Вам большое, что нашли время ответить на наши вопросы. 


Интернет Портал Таджикской Оппозиции, февраль 2016

_______________________________
ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ:

Комментарии закрыты